11 июня правительство Украины определилось с моделью имущественного разделения транспортно-складских и торгово-добывающих активов НАК «Нафтогаз Украины». Выбор состоял из двух альтернативных вариантов: более масштабной в части транзитных и финансовых операций модели OU (Ownership unbundling), и чуть поскромнее по размаху модели ISO (Independent System Operator). В итоге выбор остановили на первой.

Она подразумевает, что новая государственная компания-оператор, ПАО «Магистральные газопроводы Украины» (МГУ), должна получить от НАК к январю 2020 года всю или часть национальной газотранспортной системы. В отличии от первой, вторая, отвергнутая модель, предлагала оставить транспортно-складские активы у Нафтогаза. При этом новой государственной компании-оператору ПАО «Оператор ГТСУ» отошли бы лишь функции управления/концессии.

Большие стажеры на маленький тендер

Буквально за несколько дней до того, как Кабмин 11 июня обнародовал судьбоносное постановление №484 от 1 июня, менеджмент Нафтогаза, выступавший против модели OU, рискнул предпринять управленческий демарш против правительства. Не дожидаясь проведения тендера на право концессии, а также игнорируя окончательный выбор модели реформирования, правление раздало вероятным иностранным компаниям-претендентам на будущую концессию должности советников генерального директора филиала «Оператор ГТСУ» компании «Укртрансгаз».

Кабмин утвердил вызвавшую споры модель разделения Нафтогаза

В число новых «советников-стажеров» вошли менеджеры трех европейских корпораций. Это итальянская государственная Snam S.p.A., дочерняя газотранспортная компания GRTgaz S.A. французского газового гиганта Engie, а также голландская государственная корпорация Gasunie.

Все три претендента на активы украинской ГТС в той или иной мере связаны долгосрочными контрактами с российским «Газпромом». И все они, включая российскую монополию, системно конкурируют между собой на глобальном рынке транспорта трубопроводного газа.

Но вот объемы будущей транзитной загрузки украинской сети газовых хранилищ и магистральных газопроводов в случае с каждым из них отнюдь не одинаковы. О разнице масштабов можно судить по интеграционным схемам компаний-претендентов.

  • Государственная Gasunie операционно близка к финансовой группе JPMorgan Chase. Она интегрирована с мировыми гигантами ExxonMobil и Royal Dutch Shell которые в обслуживании отдают предпочтение этому банку.
  • Группа компаний Engie имеет в числе своих крупнейших частных акционеров бельгийскую CNP Compagnie Nationale à Portefeuille. Она, как и Gasunie, является устойчивым партнером JPMorgan Chase в Европе.
  • А вот большую часть инвестиционных потребностей Snam S.p.A. обеспечивает Rothschild S.p.a., итальянская дочерняя компания одноименного французского инвестиционного банка Rothschild & Co. С 2018 года она объединила ранее разобщенные британские и континентальные активы этой финансовой группы.

Политический фактор

Конкуренция газовых и финансовых гигантов за украинскую трубу похожа на движение маятника. Например, в 2016 году одна из компаний группы Ротшильд сначала взяла в слепой траст часть активов экс-президента Петра Порошенко. А после этой операции, в 2017 году, Rothschild S.p.a. выиграла у родственного ей брокера Lazard frere тендер Нафтогаза на предоставление инвестиционно-банковских услуг по отделению транспортных активов и привлечению частных партнеров к управлению государственной ГТС.

В эти же годы конкуренты французской финансовой группы сократили свое присутствие на рынке экспорта газа в Украину. В частности, заморозили свои позиции в украинском импорте газа некоторые клиентские по отношению к финансовой группе JPMorgan Chase глобальные газоторговые корпорации. Такие, например, как американская Trailstone, германская RWE Supply & Trading GmbH, и некоторые другие.

Украинцам не удержат цены на газ

Пик проникновения в Украину Rothschild & Co пришелся на конец 2018 года. Тогда в результате санкций США была вынуждена поменять главу правления российская алюминиевая монополия UC Rusal, которая критически зависит от своего частного порта и глиноземного завода в Украине. Замена выглядела символической. Потому что «Русал» возглавил Жан Пьер Тома, который 15 лет возглавлял Lazard frere, а затем возглавлял входящую в группу Ротшильд металлургическую Recylex.

Последняя считается лидером на европейским рынке вторичного свинца и цинка. На котором среди прочих больших игроков плотно работает украинская аккумуляторная компания «Иста». Она ранее много лет непосредственно входила в холдинг «Укрпроминвест» Петра Порошенко, и после формальной смены владельцев и сейчас остается в его орбите.

Взлет украинских позиций маститых французских инвестиционных брокеров в Украине выглядел впечталяюще. Но в начале этого года маятник качнулся в сторону от французской группы. Тогда украинское правительство попробовало избежать сложных переговоров с МВФ. И неожиданно для многих провело крупный «пожарный» облигационный займ на сумму $350 млн. Выпуск бумаг полностью выкупил американский JPMorgan Chase – куда более крупный банк, чем европейский Rothschild & Co.

Очевидно, что это событие сыграло определенную роль в борьбе моделей аренды или концессии украинской ГТС. Пока что в ней побеждает амбициозная стратегия максимальной загрузки транзитных мощностей. Чтобы спрогнозировать вероятного победителя схватки, UBR.ua попытался разобраться в хитросплетениях двух вариантов газовой стратегии.

Модели пессимизма и оптимизма

Более скромная ISO по своей сути является пессимистической моделью развития транзита по национальной ГТС. Она делает вероятным первоочередное продвижение своп-операций или реверсных поставок на западных рынках: Польши, Словакии, Чехии, Австрии и Италии. С учетом обходящих Украину, Белоруссию и Польшу российско-европейских проектов «Северный Поток» и «Северный Поток 2», кардинального роста загрузки украинским хранилищам и газопроводам эти западные рынки в будущем принести не смогут.

Европа хочет украинский титан, но к нашим ресурсам имеют доступ только «свои»

Но и впасть в кризис украинской ГТС они не позволят: ведь «обходные трубы» создают избыток газа, который полезен Украине для реверс- и своп-импорта. Даже такая ставка может обеспечить нашей стране как минимум сохранение нынешних объемов. В 2018 году по украинским трубам прокачали 86 млрд. куб м транзита и 11 млрд. куб м импорта.

Более емкая модель OU, предусматривающая передачу в частную собственность государственной ГТС Украины, предполагает максимальную загрузку транзитных мощностей по всем направлениям. То есть до проектной мощности в 110 млрд куб м в год и более (в зависимости от уровня модернизации).

Такой широкий охват, кроме вышеуказанных западных стран, включает рынки транзита или своп-импорта в Украину трубопроводного газа в Венгрии и странах Трансбалканского трубопроводного коридора. Последний, правда, пока что ограничен мощностью до 20 млрд куб м в год, и выглядит откровенно тощим на фоне процветающего западного направления украинского транзита и импорта.

Однако и западное направление по целому ряду причин в ближайшие годы вряд ли будет расти. В числе этих причин и «обходящие газопроводы», и рост доли альтернативной энергетики, и увеличение импорта в ЕС сжиженного газа. А вот южное направление, напротив, обещает расти быстро из-за переполнения этого международного региона газовыми ресурсами, как трубопроводными, так и LPG.

Большой газовый дерибан. Кому достанется украинская труба после выборов

Этот коридор поставок начинается южнее Молдовы и украинского Измаила. И охватывает рынки Румынии, Болгарии, Греции, Турции и балканских государств бывшей Югославии. Потенциал для роста этого направления обусловлен в первую очередь все более глубокой «газопроводной» связью региона с Европой и богатыми газовыми экспортерами Каспия и Ближней Азии.

А дополнительный толчок ему даст и тот факт, что Украина в процессе сдачи ГТС концессионерам готова рискнуть и взять ориентир на максимальную загрузку своих газопроводов и хранилищ.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: гтс нафтогаз транзит газ газотранспортная система модель разделение транзит газа в европу правительство кабмин
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 3785
Загрузка...
Загрузка...