Молдавские инвесторы, которые потратили для участия в покупке спиртзавода 5,473 млн грн и выиграли конкурс, но позже обнаружили явный "некомплект" оборудования и техники, вынуждены доказывать правоту в украинском суде. А их коллеги, решившие купить спиртзавод в соседней области, - столкнулись с невозможностью перерегистрировать на себя уже купленное предприятие. Выяснилось, что их гарантийный взнос в 2,595 млн грн также был потрачен впустую - из-за долгов ГП "Укрспирт", владельца производства, производство попросту невозможно перерегистрировать по закону.

Почему покупка предприятия, которая поначалу кажется удачной сделкой, может обернуться для инвестора страшным сном? Эксперты UBR, среди которых - юристы и бывшие руководители Фонда госимущества, утверждают, что из-за изменения правил работы ФГИУ и особенностей площадки Prozorro сегодня для инвестора возможны самые разнообразные "сюрпризы": от неоформленного земельного участка под объектом приватизации, до наличия у предприятия разного рода отягощений, делающих перерегистрацию на нового владельца невозможной.

HARDCORE MOLDOVENESC

Решение об участии в конкурсе на покупку Мариловского спиртзавода (полное название - "Место проведения деятельности и хранения спирта ГП "Укрспирт" - Авт.) в селе Нагорянка Чортковского района под Тернополем инвестор из Молдовы, СП "Zernoff", принял в конце 2020 года. Это крупнейший производитель спирта в Молдове и один из наиболее мощных игроков в регионе (20 лет на рынке, 3 млн.л. этанола в месяц, до 500 сотрудников, ассортимент - 75 наименований), и расширение географии производства было бы для него весьма кстати. Украинское предприятие было выставлено на аукцион 21 октября через торговую систему "Prozorro.Продажи", где его снабдили информационной карточкой из 19 фотографий и цифрой в "1518 шт." применительно к количеству продаваемого оборудования. Согласно закону, молдавские инвесторы внесли ЧП "Тендер Онлайн", авторизованному оператору электронной площадки, регистрационный взнос в 5 млн 473 тыс грн. В итоге, после проведения трех раундов торгов, "Zernoff" победил с предложением 120 млн грн (вместе с НДС сумма равняется 144 млн грн). Договор купли-продажи был заключен между "Zernoff" и Региональным отделением ФГИУ 14 декабря - и две недели спустя новые владельцы отправились в село Нагорянка, чтобы исследовать покупку. Как следует из Акта осмотра, составленного профессиональными сотрудниками СП "Zernoff" и представителями местного отделения ФГИУ, на купленном молдавским инвестором предприятии отсутствовали:

  • Документация (монтажные схемы и проекты);
  • Приборы и имущество (насосы, влагометры, вентиляторы, котлы, цилиндры и т.д.);
  • Мелкие измерители и расходники (датчики, дифанометры, микропроцессоры, клапаны и т.п.)

Скольких именно элементов из заявленной цифры в "1518 шт." недосчитались, неясно; но в Акте осмотра нехватка оборудования подается с формулировкой "существенное несовпадение". Документ подписали специалисты со стороны инвестора, а также представители местного ФГИУ. Сотрудники ГП "Укрспирт" скрепить Акт подписью отказались. Поначалу владельцы, похоже, были шокированы покупкой - во всяком случае, совладелец СП "Zernoff" Юрий Дьячук в комментарии украинским СМИ высказал, что думал: "Инвестировать в Украину оказалось не так просто… мы очень расстроены, что партнерство по этому проекту приходится начинать в суде" (в комментарии "Украинским новостям"). Чуть позже эмоции схлынули. В комментарии UBR представитель инвестора Александр Аванесян описал проблему мягче. "В ходе инвентаризации были обнаружены определенные несоответствия, которые указаны в исковом заявлении. Наряду с работой в судебном поле, мы работаем над разрешением несоответствий в том числе за столом переговоров", - отметил он.

"ЭТО ОЧЕВИДНАЯ СХЕМА"

Чтобы не перечислять остаток суммы в качестве платы за предприятие, инвесторы обратились в Хозсуд Киева с просьбой приостановить сделку. Отказываться полностью от нее инвестор, по-видимому, не планирует - но и перечислять оставшиеся почти 140 млн грн за "некомплектное" производство не спешит. "Мы, как и прежде, намерены приобрести Мариловскую производственную площадку, для чего на этапе участия в аукционе были сформированы и выделены необходимые ресурсы, - отметил в комментарии UBR Александр Аванесян. - Согласно нашим производственным планам, Мариловский завод будет работать 24 часа в сутки, без выходных, исключая плановые остановки на ремонт". Суд его исковые требования удовлетворил, "заморозив" его гарантийный взнос (5,473 млн грн) на счетах компании-посредника "Тендер Онлайн" и разрешив временно не перечислять остаток суммы. В свою очередь, ФГИУ выступил с позицией после проверки Мариловского спиртзавода. "В результате проведенного осмотра подтверждено наличие… всех без исключения необоротных активов, в т.ч. тех, что считаются отсутствующими и/или неидентифицированными, а также подтверждено соответствие технических площадей зданий соответствующим техническим документам", - сообщили в ФГИУ. И, что не менее важно, в ФГИУ утверждают, что раскрыли потенциальным инвесторам всю информацию о приватизационных активах. Эксперты же считают: информации часто недостаточно. "Свою роль играет нехватка информации об объектах приватизации: очень важно, чтобы участник торгов, который заходит на Prozorro по малой приватизации и покупает актив, имел полную картинку - в идеале, участников нужно после определения ряда критериев (объем инвестиций, скажем) допускать к осмотру активов - иначе это может привести к недобросовестной конкуренции, т.к. одни участники будут знать об имуществе больше, чем другие, - говорит UBR Сергей Бенедисюк, партнер, руководитель практики корпоративного права и М&А Юридической группы LCF. - К тому же, нынешняя ситуация может свидетельствовать о том, что Фонд госимущества не всегда надлежащим образом контролирует предприятия, что находятся в его ведении. Формально в этом можно винить и сам ФГИУ - но в реалиях, как я понимаю, могут быть задействованы значительные группы по интересам, которые максимально не содействуют ФГИУ, если что-то идет не по их плану". Бывший глава ФГИУ Александр Бондарь продолжает тезис, поясняя: речь может идти о схеме: одни участники, сотрудничавшие ранее с конкретным спиртзаводом (например, его арендаторы), понимают все "подводные камни" - сколько стоит оборудование, какие есть проблемы у предприятия, - и предлагают его реальную цену. А другие, как молдавский инвестор, по сути, покупают "кота в мешке". "Так бывшие арендаторы спиртзаводов становятся их новыми собственниками - и это очевидная схема, которая была придумана под вывеской "самой объективной и прозрачной" системы Prozorro, - сказал Бондарь UBR. - Информация о лоте должна публиковаться честно и полноценно, инвесторы обязаны знать о том, что происходит на предприятиях. Если бы эту схему применяли в мою бытность руководителем Фонда, разразился бы чудовищный скандал, и мы бы уже давали пояснение в прокуратуре. А сейчас ситуацию отдали на откуп западным партнерам через Prozorro, а руководству ФГИУ интересно лишь отчитаться о проданном имуществе - и все".

ИЗМЕНИЛСЯ МЕХАНИЗМ ПРИВАТИЗАЦИИ

Вторая история с неудачным инвестированием в спиртзавод, которую также исследовал UBR, имела место в конце января 2021 года. Потенциальный инвестор, ООО "Регион комплект", победивший в аукционе по приватизации Кобыловолоцкого завода ДП "Укрспирт", вынужден был отказаться от сделки из-за долгов самого "Укрспирта": согласно законодательству, наличие в Реестре зарегистрированных отягощений любого рода (долгов и т.п.) является основанием для отказа в госрегистрации прав на недвижимое имущество на нового собственника. В итоге компания-инвестор вовремя перечислила гарантийный взнос в 2,595 млн грн, однако о проблемах, что существуют у "Укрспирта", была не в курсе, и, когда "всплыли" проблемы с перерегистрацией, обратились с письмом к Фонду госимущества: "При таких обстоятельствах законные права покупателя вступить в право собственности на приобретенное имущество могут быть отсрочены на неопределенный срок из-за долговых обязательств самого ДП "Укрспирт" перед третьими лицами, не указанными в договоре купли-продажи. В связи с этим требуем разорвать договор малой приватизации объекта ДП "Укрспирт" и вернуть гарантийный платеж в размере 2,5 миллиона гривен", - говорится в документе. Бывший глава ФГИУ Александр Рябченко поясняет: такая ситуация, когда информации о заводе/активах либо недостаточно, либо она отсутствует вовсе, возникла после изменения законодательства в 2015-2016 годах. "Произошло изменение программы приватизации, самого подхода к процессу: если раньше государство, выставляя что-либо на продажу, было обязано полностью оформить документы по этому объекту, в т.ч. долговые, сняв все отягощения, обеспечив все права (в том числе, на землю), то по нынешней технологии обязательства "очищать" объект уже нет, - говорит Рябченко UBR. - Соответственно, возможны сюрпризы разного рода: завод стоит на земельном участке, который по сути не оформлен. У него есть долги по зарплате, или, скажем, на газ или воду, и переоформить его нельзя. И, что хуже всего, - никто за это вообще не отвечает!" Сергей Бенедисюк поясняет - законодательство сегодня, действительно, не запрещает продавать активы с отягощениями. "В сравнении с большой приватизацией, где отбирается независимый советник, создается консорциум, который проводит независимую проверку актива и готовит его к продаже, в приватизации малой это неподходящий путь: это очень дорого, да и советнику будет неинтересно участвовать в сделке, - считает Бенедисюк. - А вот ФГИУ было бы логично не просто выкладывать объявление на Prozorro, а сделать полный доступ на предприятие, и открыть полный набор его документов, в т.ч. и долговых, в виртуальном дата-руме".

АНАЛИЗ ЮРИСТА

Покупатель проигрывает в любом случае

По просьбе UBR документы в деле о Мариловском спиртзаводе изучил адвокат Сергей Оберкович, старший партнер юридической фирмы GOLAW. Его выводы неутешительны: из решения Хозсуда Киева можно предположить, что инвестор стал заложником ситуации из-за недобросовестных действий продавца. "С одной стороны, законодательство и договор обязывают его выплатить купленный товар и нарушение таких обязательств приведет к насчитыванию ему пени или расторжению договора, с другой стороны, покупатель получает товар, который не отвечает условиям договора купли-продажи относительно комплектности. Т.е., в любом случае для покупателя наступают негативные последствия, - анализирует Оберкович. - В данный момент однозначно утверждать, кто именно из участников правоотношений нарушает условия договора не представляется возможным, поскольку любые выводы потребуют детального изучения материалов дела, что безусловно является заданием суда".

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Просмотров: 78