Европа начала реагировать на угрозу очередной российской нефтяной блокады Беларуси. Все государства — члены ЕЭС обязаны создать минимальный резерв нефти и нефтепродуктов в объеме среднего месячного потребления.

Андрей Старостин, "Комментарии"

20 ноября состоялся Белградский саммит Нефтяного форума государств — членов Европейского энергетического сообщества (ЕЭС). Форум в Сербии прошел спустя несколько недель после завершения инвестиционного проекта российскосербской компании NIS Gazpromneft. Эта компания с двумя разгромленными в ходе минувшей войны НПЗ в Панчево и НовиСаде была приватизирована в 2010 году, и за два года россияне вложили более $500 млн. в модернизацию сербских заводов.

Украина сократила производство бензина на 41%

Но главной неофициальной темой форума стали не комментарии относительно запуска двух модернизированных НПЗ, а прогноз более масштабного события — обострения очередного нефтеторгового спора между Москвой и Минском.

Белорусы снова заговорили о блокаде

Предметом этого спора является право белорусских компаний временно ввозить на свою территорию российские нефтяные полуфабрикаты на условиях последующего экспорта готового бензина и дизеля в третьи страны без обязательного перечисления в бюджет РФ экспортных пошлин. Уже несколько раз за минувшее десятилетие подобные споры заканчивались блокадой поставок российской нефти в Беларусь. В 2009–2010 годах Минску удалось прекратить блокаду благодаря началу альтернативного РФ импорта нефти из Венесуэлы и Азербайджана. Но в начале ноября этого года в Минске вновь начали поговаривать о необходимости возобновления поставок из Венесуэлы. Что породило тревожные ожидания в Восточной Европе, где почти все НПЗ изолированы от морских путей снабжения и поэтому крайне зависимы от блокадной политики к ним или странам — транзитерам нефти.

Как-то повлиять на подобную ситуацию ЕЭС пыталось через механизм формирования нефтяных и нефтепродуктовых резервов. Согласно ряду директив резервы должны составлять более 10% годового потребления нефти и нефтепродуктов каждой из стран — членов сообщества. Проще говоря, этот резерв должен дать стране возможность около месяца прожить без импорта в случае чрезвычайных ситуаций, технических сбоев в работе портовых терминалов или нефтепроводов, а также в случае торговых блокад. Но во время последней российской блокады Беларуси оказалось, что рекомендательные директивы неэффективны — в силу финансовых и других проблем многие страны их проигнорировали. И в ЕЭС решили сделать эти директивы обязательными для исполнения.

Так, программы перехода нефтяных "стабфондов" из категории рекомендованных в обязательные должны быть подготовлены всеми странами — членами сообщества до 20 декабря 2013 года. То есть к этому сроку Украина, как и все ее партнеры по ЕЭС, обязана иметь десятилетнюю программу действий по формированию стабилизационного резерва нефти и нефтепродуктов.

Миссия невыполнима

Для Киева обязательное выполнение этой нормы является проблемой. 10% от ежегодного потребления в стране условно составляет в среднем не менее 1,2 млн. т нефтепродуктов и более 1 млн. т сырой нефти. А не считая давно законсервированного крупнейшего в Европе Лубенского подземного нефтехранилища, способного накопить до 1 млн. т, больших свободных мощностей хранения у украинского государства не осталось. Большинство некогда огромных хранилищ Минобороны, в которых в лучшие времена хранилось до 3 млн. т нефти и нефтепродуктов, ныне либо арендованы, либо порезаны на металлолом. Действующие рабочие мощности Госрезерва, по данным экспертов, не превышают 0,6 млн. т и все задействованы в организации сезонных закупок дизтополива для АПК. Почти аналогичным резервуарным парком владеет трубопроводная монополия "Укртранснафта" и остатки переданного ей в конце минувшего десятилетия ГП "Укртранснефтепродукт". Однако большинство этих нефтебаз работают на обеспечение текущих операций по импорту или международному транзиту.

Соответственно нет никаких оснований считать, что Киев будет способен выполнить норму ЕЭС о создании "стабфонда". Ведь средний срок строительства "с нуля" одной стандартной большой нефтебазы с полезным объемом хранения более 100 тыс. т составляет около полуторадвух лет. А всего нужно будет построить не менее 24 таких нефтебаз. Использование хотя бы части нефтебаз Госрезерва или "Укртранснафты" грозит срывом сезонных закупок для АПК или транзита, который из года в год и без того сокращается. А печальный опыт 2005–2006 и 2008–2009 годов, когда государство попыталось восстановить свои права на бывшие нефтебазы Минобороны, показал, что такой вариант решения проблемы тоже бесперспективен.

Бонус для Коломойского

В создавшейся ситуации у украинских властей может быть два выхода. Первый — представить ЕЭС дорогостоящий план аренды мощностей для хранения резервной нефти у частных структур. То есть государству придется за приличные суммы арендовать у частников то, что оно само совсем недавно отдало практически даром. Вполне возможно, что фаворитами этой аренды станут нефтебазы группы "Приват". В таком случае под шумок, связанный с арендой, Игорь Коломойский сможет установить окончательный имущественный контроль над большинством нефтебаз "Укртранснафты", которые сейчас контролируются операционно — через лояльный "Привату" менеджмент. Второй сценарий — Киев не захочет торговаться с Коломойским. И украинскому правительству придется заморозить членство Украины в ЕЭС, обвинив "предшественников" в непродуманном вступлении в эту организацию.

Для модернизации каждого НПЗ Украины нужно не менее 0,5 млрд долл

Правда, чтобы такой демарш оказался результативным, придется заключить с РФ договор о присоединении к договору о Едином энергетическом и таможенном пространстве государств Евразийского экономического сотрудничества. Ведь ЕвразЭС в отличие от ЕЭС ни от кого не требует никаких обязательных резервов.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: нефтепродукты бензин нпз
Источник: Комментарии Просмотров: 8381