Фото МГЭС на Закарпатье.

Разговоры о строительстве малой ГЭС в селе Лопухово, Тячевского района на Закарпатье, шли давно. Только вот убедить ее жителей согласиться на соседство с гидростанцией никак не удавалось. Трем потенциальным инвесторам было отказано. У администрации не вызвали доверия их обещания, а лопуховчане опасались пересыхания колодцев, снижения количества рыбы в реке Брустурянка, да и свежи были воспоминания о наводнениях 1998 и 2001 годов, когда село серьезно пострадало, а в низинной его части водный поток снес несколько десятков домов. Жители села переживали, что строительство гидростанции только усугубит их возможные неприятности.

Договориться удалось группе энергетических компаний "РЕНЕР", которые смогли предложить лопуховчанам решение их проблем. С "социалки" и начали подготовку к строительству. Еще в 2013 году, на этапе подготовки необходимой документации, закупили мебель для детсада, трактор для расчистки улиц от снега. В нынешнем году достроили общеобразовательную школу-сад, а для учащихся приобрели телевизоры, синтезатор, столы для игры в настольный теннис и многое другое. Речь идет о сотнях тысяч гривен.

К тому же не первый год, по весне, вместе с экологами региона "РЕНЕР" проводит кампанию по зарыбливанию закарпатских рек. К акции привлекается и местная детвора. Несколько десятков тысяч мальков родниковой форели прямо из детских ладошек выпускают в прозрачные быстрые воды горных речек. Только Брустурянка пополнилась в этом году на 5 000 особей. 

Строительство объекта начали с углубления и расчистки русла, на очереди построение плотины, старую плотину и водозаборный шлюз, оставшиеся в наследство от Брустрянской ГЭС 40-х годов, демонтировали: неподвижные монолиты мешали проходу воды. Теперь шлюз будет подвижный, а очистка воды от мусора и листьев предполагается автоматическая. Трубу, в которую загонят часть потока, уже заказали металлопластиковую, чтобы она не подвергалась действию коррозии, и провести ее намереваются под землей, чтобы не портила неповторимый закарпатский пейзаж. Скоро приступят к строительству рыбохода, по которому рыба сможет свободно перемещаться в оба направления. А сдача объекта предусматривается летом следующего года. Этот пример один из немногих, где инвестору удалось найти общий язык с местной громадой. И сегодня, на третий год после сотрудничества, Михаил Фицай, сельский голова, удовлетворен ходом работ.

Инвесторы были готовы идти навстречу требованиям, выдвигаемым к проекту. При строительстве современной плотины учли возможную опасность подтопления при неблагоприятных погодных условиях. В договоре даже отдельным пунктом прописано, что в случае стихийного бедствия компания обязуется ликвидировать последствия стихии за свой счет.

Все аспекты проработаны до мелочей при непосредственном участии итальянских специалистов, реализовавшие наилучшим образом "зеленые" объекты у себя на родине.    

"Поначалу я крайне скептически относился к идее возведения ГЭС в нашем регионе", - признается Михаил Фицай. Однако после посещения лучших объектов гидроэнергетики в Европе, где на небольших участках горных территорий с развитым туризмом могут прекрасно соседствовать сотни ГЭС, он поверил в возможности Закарпатья.

Равнение на идеал

Фото МГЭС в Южном Тироле

Южный Тироль имеет более чем вековой опыт возведения ГЭС. Итальянцы научились не только извлекать максимум выгоды из природных даров, но и делать промышленные объекты совершенно незаметными и минимизировать их негативное воздействие на окружающую среду. МГЭС можно, например, замаскировать, под холм, а трубу, в которую отводится часть речного потока при деривационном типе ГЭС, провести под землей, при этом сделать очистку воды от мусора, чтобы она по возвращении в русло была чище, чем до отвода. 

Также в Европе особый подход к планированию строительства. Планируют не ГЭС, а всю территорию и отведение соответствующих участков под такую застройку. Затем план проходит стратегическую экологическую оценку: как мероприятия по возведению ГЭС повлияют на окружающую среду. Затем планируется непосредственно строительство ГЭС с учетом бассейнового подхода, когда рассматривается не только влияние одной ГЭС на небольшой участок реки или прибрежное поселение, но и совокупное влияние всех запланированных и существующих ГЭС на весь речной бассейн. И лишь тогда принимается решение о возможности строительства конкретной ГЭС на конкретном участке.

Отечественный опыт

Сегодня малая гидроэнергетика в нашей стране, строительный бум которой пришелся на первую половину 20 века, похоже, снова входит в активную фазу. В 50-х годах прошлого века у нас насчитывалось около тысячи гидроэлектростанций, многие из которых были закрыты во второй половине 20 века, когда идея централизации энергообеспечения страны стала доминирующей. 

Советское наследство оставило нам сотни разрушенных плотин, многие из которых, однако, подлежат восстановлению, и после принятия в 2009 году закон о "зеленом" тарифе сделал бизнес на малой гидроэнергетике привлекательным. Удельные капиталовложения на строительство новой станции на 1 кВт установленной мощности могут достигать по разным оценкам от 2300 до 5000 евро, стоимость реконструкции и модернизации действующих малых ГЭС составит от 1000 евро/кВт. Для сравнения, для солнечной электростанции этот показатель составляет €1100–2000 за 1 кВт, а для ветрогенератора стоимость ввода составляет €1600 за 1 кВт.  Стоит отметить, что малые ГЭС обладают меньшей себестоимостью выработки электроэнергии, чем "традиционные" атомные и тепловые станции, и считаются более эффективными по сравнению с ветро- и солнечными электростанциями по соотношению вложенных средств к количеству полученной электроэнергии. Для электроэнергии, произведенной МГЭС, "зеленый" тариф устанавливается в размере 0,175 €/кВт·ч для микро-ГЭС, 0,14 €/кВт·ч для мини-ГЭС, 0,105 €/кВт·ч для малых ГЭС.

Правда, похвастать быстрыми сроками ввода объекта в эксплуатацию малой гидроэнергетике не получится. Восстановление недействующей малой ГЭС займет в среднем 2 года, а на получение всех разрешений, экспертных заключений и возведения объекта "с нуля" уйдет от двух до шести лет. Возврата вложенных средств придется ждать около десяти лет, но уже потом производить дешевую электроэнергию можно будет еще следующие лет 70, ведь затраты на техническое обслуживание станции совсем небольшие.

Строительство малых ГЭС в Украине на каждом этапе встречает ряд препятствий. "Если говорить о реализации проекта "с нуля", то это, конечно, невероятно сложная процедура отвода земли, которая иногда занимает до пяти лет. К тому же, в Украине очень слабая проектная база, найти качественную проектную компанию крайне сложно. И чтобы проект соответствовал не только высоким экологическим, но и  технологическим стандартам,  заказчик вынужден искать проектировщиков  в западных странах, что, в свою очередь, сопряжено с высокими затратами исключительно на  проектную часть", - рассказывает Юлия Листровая, исполнительный директор ООО "Гидроинжиниринг". Еще одним сложным препятствием является нежелание местного населения менять что-либо у себя в городе или селе. В Ивано-Франковской и Закарпатской областях люди часто в штыки воспринимают изменения и до последнего протестуют.

А когда компания приступает непосредственно к реализации проекта – появляется много завышенных требований от различных служб. Например, помимо предоставления отчета ОВОС экологи требуют дополнительно провести изыскания по влиянию строительства на местную флору и фауну, привлекая при этом независимых специалистов из ведущих украинских ВУЗов, заключает эксперт.

Электроэнергия, производимая малыми ГЭС, не загрязняет воздух, может обеспечить электричеством энергодефицитные районы, где отсутствуют мощные источники тока. Развитие малой гидроэнергетики способствует децентрализации общей энергетической системы, что позволяет стабильно обеспечивать труднодоступные села электричеством. Она идет на нужды близлежащих потребителей, соответственно, снижаются траты на ее транспортировку, и повышается надежность энергообеспечения. Кроме того, ГЭС могут выполнять и другие задачи, к примеру, защищать прилегающие территории от сезонных паводков, ведь дамба позволяет держать под контролем уровень реки, а на водохранилищах есть возможность организовать рыбные хозяйства. 

Река надежды

Несмотря на протесты общественности и различных организаций, развитые страны мира экономический гидропотенциал уже используют почти полностью. В Европе, Японии, США, Канаде процент освоения максимальный и достигает 95%. Намного ниже он в развивающихся странах: в Латинской Америке – 14%, в Юго-Восточной Азии – 12%, в Африке – 8%. Гидропотенциал малых рек Украины освоен еще меньше, всего на 5%. По данным Института возобновляемой энергетики НАН Украины, экономически целесообразный первоочередной годовой потенциал в этой отрасли составляет порядка 3,75 млрд. кВт·ч в год, что эквивалентно замещению 1,4 млн. т условного топлива.

А пока экологи и промышленники ломают копья вокруг строительства ГЭС, пытаясь найти удачное соотношение экология-благосостояние, новаторы ищут новые пути использования гидропотенциала нашей планеты.

Сейчас их внимание приковано к морям и океанам. Строятся экспериментальные приливные и волноприбойные электростанции, а низкооборотные турбины уже извлекают первые киловатты из энергии морских течений. Коммерческие результаты успели показать приливные ГЭС. Действуют они следующим образом: прилив наполняет водохранилище, а на трубопроводах приливного и отливного водотока устанавливаются турбины и электрогенераторы. Одна из первых приливных электростанций разместилась на реке Ранс во Франции.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: гэс закарпатье строительство гэс
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 5051