- Какие главные вызовы для паблишеров были озвучены в Афинах? Изменят ли они медиамир кардинально?

Главные темы саммита выделить просто – это фактчекинг и доверие к новостям, набирающие популярность голосовые сервисы/подкасты, роль и влияние социальных сетей, рост платного контента, применение дата-технологий и искусственного интеллекта. Перед издателями стоят серьезные вызовы: реализовать на высоком уровне каждое из трендовых направлений, и практически везде им понадобится помощь новых технологий. Кроме того, не следует забывать, что все это будет делаться под пристальным взглядом общественности и читателей, которые становятся все более критичными к паблишерам.

- Расскажите подробнее о последнем: вы имеете в виду популярную сегодня тему проверки фактов и достоверности информации, которую читатели получают через соцсети и издания?

Да, это направление и получило название фактчекинг. Два мировых гиганта Google и Microsoft серьезно развиваются в этом: разрабатывают и тестируют алгоритмы для расшифровки аудиоряда и речи, распознавания лиц и объектов, активно используя при этом нейросети. Разработки дают впечатляющие результаты, которые Google News и Microsoft News активно предлагают паблишерам в виде готовых решений для проверки фактов. Это играет на руку не только медиа-бизнесу, но и читателям, ведь последние получают достоверный контент в рекордно короткие сроки. Кроме крупных компаний, проекты по фактчекингу предлагают небольшие компании и старпаты. Все ради достоверности контента.

- Звучит фантастически. Это уже реально применяют на практике?

Да, конечно. Сегодня любой видеоматериал, который даже искушенный профессионал может принять за достоверный, по факту может оказаться фейком. Применение таких алгоритмов помогает распознать достоверность источника видеоряда и помочь журналисту принять решение – публиковать новость или нет. Ведь одно дело, когда современные технологии применяются для спецэффектов в блокбастерах, другое, – когда они используются не во благо, а с целью создания фейковых новостей и манипуляции общественным мнением. Но последнее, кстати, становится все более сложным. Если еще пару десятков лет назад люди верили всему, что транслировалось с экрана телевизора, поскольку не было альтернативы, то сегодня потребители контента, особенно молодое поколение, требуют подтверждения его достоверности. Особенно актуализируется факчтекинг в регионах с военными конфликтами, где от правдивости информации часто зависят жизни людей. При этом, полагаться на 100% только на алгоритмы, как впрочем, и на любую технологию, в этом вопросе все же нельзя. 

Руководствуясь такими мыслями, в Дублине в 2010 году было создано агентство Storyful, задачей которого было проверять факты. В основе их деятельности – парная работа технологий и традиционных журналистов-расследователей, чтобы дать читателям то, к чему стремятся все паблишеры мира – новости, которым можно верить. В Storyful алгоритм автоматически идентифицирует тригеры, например, видео, сопоставляют с событиями, происходящими в мире, чтобы на первичном этапе отобрать действительно новый и уникальный контент и не передавать в работу то, что уже было опубликовано. На следующем этапе к работе приступают журналисты: они используют Google Earth и карты, чтобы удостовериться, что, например, солнце и ветер соответствуют географической зоне в это время суток. Далее идет еще более глубокая детализация – работа с нишевыми экспертами: военными, криминологами, лингвистами и т.д. На этом дело не заканчивается, так как еще надо получить права на использование видео, но вся система автоматизирована и проверки происходят предельно быстро. И, несмотря на постоянное совершенствование алгоритмов, именно человеческий фактор здесь особенно важен. На саммите коллеги из Storyful как раз и демонстрировали, как работает их технология в режиме реального времени.

- Если с фактчекингом разобрались, поговорим об еще одном горячем тренде – аудиоподкастах. Бытует мнение, что бум этого медиа-формата мы уже пережили, в том числе и в Украине, он не прижился и был вытеснен видеоподкастами. Так ли это?

Сегодня голос – как медиа – переживает второе рождение и стремительно развивается. Раньше в диджитальном мире главным был текст и скорость его предоставления, последнее десятилетие набирало обороты видео, вытесняя текст, а сегодня на видео приходится 85% мирового потребления контента. Но голос никуда не пропал, он идет параллельно с видео: сейчас уже более 20% мобильных запросов осуществляется через аудио, а уже в 2020 году, согласно прогнозам, их будет половина. 

За последние четыре года аудиоподкасты выросли более чем в два раза: до 70 млн слушателей в США. В Украине их популярность тоже растет. Следовательно, паблишерам (и новостникам в частности) уже нельзя не уделять этому должного внимания, наоборот, развивать в качестве дополнительного канала коммуникации со своей аудиторией в ответ на ее запросы. Этому тренду способствует и появление гаджетов, которые делают потребление голосовых сервисов максимально удобными. 

Smart speakers (умные колонки), к примеру, завоевывают не только наше время и уши, но и наши сердца. Об этом свидетельствует стремительный рост продаж упомянутых гаджетов. В США, например, колонки Amazon Echo уже установлены в 47 млн домохозяйств, и этот показатель удвоился буквально за год. Помимо Amazon, умные колонки выпускают Google, Microsoft, Apple и другие мировые гиганты.

Это совершенно новое направление взаимодействия с потребителями, в том числе и для новостного контента: они практически сопровождают человека непрерывно.
Меня лично впечатлил пример одного из спикеров GEN Summit: для его четырехлетней дочери умная колонка – элемент среды обитания. Она не представляет свой мир без колонки, с которой можно пообщаться или послушать сказку на ночь.

- Значит, у нас есть шанс слушать достоверные новости через умные колонки! А что в сфере сосуществовании СМИ и соцмедиа: конкуренция, взаимопомощь, новые веяния?

Социальные медиа – давно самостоятельные СМИ и полноценные конкуренты традиционных паблишеров. По количеству пользователей на глобальном рынке быстрее всех растут и так огромные Youtube и Instagram. В конце 2018 DAU (ежедневные активные пользователи) этих сервисов был 27% и 19% от всех интернет-пользователей (у Facebook 30%, у WhatsApp 25%, у WeChat 23%). Мировые гиганты Netflix, Spotify, Amazon и Apple выходят на рынок новостей в качестве агрегаторов и производителей, а Марк Цукерберг уже пообещал появление вкладки для агрегации новостей в Facebook.

Но есть совершенно особые истории, демонстрирующие, что соцсети не так безобидны и честны со своими пользователями, как это может показаться, а следовательно, у паблишеров есть преимущество перед ними. 

Не успел утихнуть скандал с Facebook и Cambridge Analytica, как вспыхнул новый. В октябре прошлого года самым скачиваемым приложением стала соцсеть TikTok. При этом о ней до сих пор даже не слышали 54,6% пользователей. Возможно, это объясняется тем, что их основной рынок – Китай, Индия и США. В основе их политики и сферы интересов – захват стремительно развивающихся рынков, которые, по тем или иным причинам, недоступны большинству мировых гигантов. В то же время журналистские расследования показывают, что под видом банальной социальной сети для молодежи, скрывается одна из самых масштабных big data со множеством персональных данных, которые становятся доступными для ручного управления. Недавно Facebook и Twitter объявили о том, что нашли доказательства распространения китайским правительством фейковой информации о протестах в Гонконге в июне 2019 в TikTok: по хештегу #HongKong и #Protests в TikTok практически не было упоминаний о данных событиях, в то время как в Instagram их было десятки тысяч. Об этом вышло большое расследование в Washington Post. Этот пример только подтверждает факт возможности реального ручного управления даже такими глобальными системами. Ведь, если бы какой-то известный паблишер не писал новости об условном важном протесте, о котором гудит весь мир, – это сразу бы привлекло внимание читателей и конкурентов. А для соцсети, если бы не журналистское расследование, прошло бы незамеченным.

- Выходит, такие технологии и алгоритмы успешно внедряют только гиганты. Чего паблишерам не хватает для их эффективного применения?

Было бы неправильно утверждать, что паблишеры неэффективно применяют технологии или вообще их не применяют. Это не так, ведь и сами паблишеры очень отличаются между собой не только эксклюзивностью, количеством и качеством контента, а и тем, на каком уровне они используют технологии по его продвижению. Самый яркий пример – работа с поисковыми системами. Мало произвести хороший контент: для того чтобы его увидело как можно больше пользователей, он должен обладать множеством характеристик. Если раньше алгоритмы поисковых систем этому максимально содействовали, сегодня они стремятся оставить пользователя как можно дольше у себя, не отпускать на сторонние ресурсы. Такова конкуренция за аудиторию и каждого отдельно взятого пользователя между социальными сетями / поисковиками и издателями.

Алгоритмы Google все больше нацелены на то, чтобы удержать пользователя на странице поиска, сразу предоставляя искомую информацию в результатах, чтобы пользователю не приходилось бы переходить со ссылки на ссылку. В результате сайты стали получать меньше трафика. По последним подсчетам, паблишеры ежедневно из 5,6 млрд. поисковых запросов Google в день теряют около 250 млн. посещений веб-сайтов.

Фундаментальные изменения в поведении пользователей при поиске, которые в целом переживает отрасль, отражаются и на алгоритмах голосового, визуального поиска, во все более активном применении искусственного интеллекта и интеллектуального поиска для понимания, что хочет найти человек. Все технологии стремятся к максимально возможной персонализации контента. Соответственно, данные тенденции отражаются и на работе паблишеров, ведь их основная задача – привлечь лояльного пользователя и удержать его в своей орбите.

- В любом случае, и соцсети и паблишеры – это бизнесы, которые хотят зарабатывать деньги. Что нового наблюдается в вопросе монетизации СМИ? Насколько реальны перспективы платной подписки или медиа все же продолжат зарабатывать только на рекламе?

Начнем с того, что за контент уже готовы платить более 30% украинцев, и это число растет. Радует, что культура потребления контента постепенно меняется. Рыночные изменения это только подтверждают. Украинские медиагрупы активно развивают монетизацию через подписки. Если данные тенденции подкрепятся более жесткими законодательными нормами в отношении пиратства, это значительно поспособствует выстраиванию цивилизованного рынка. Что касается новостей, здесь все немного сложнее. Охотнее всего люди платят, конечно, за развлекательный контент, либо за «нишевый» – профессиональный, образовательный. Однако, по данным Reuters Institute for Study of Journalism, количество подписок только на новости в мире растет. Мировые гиганты – BBC, Guardian, Times и другие производители новостного контента – подтверждают тенденцию роста аудитории, готовой платить за их контент. Хотя схема дистрибуции у многих по-прежнему остается смешанной – часть контента через paywall, а часть – в свободном доступе.

- О каком образовательном и профессиональном контенте, за который пользователь готов платить, идет речь?

Самые перспективные – авторские материалы, большие интервью. Но и в таком контенте нуждается достаточно узкая аудитория. Подавляющее большинство из более 22 млн. интернет-пользователей Украины хочет развлечений и узнать курс доллара. Эта картинка характерна не только для украинской аудитории, а и для потребителей всего мира. Предлагая своим пользователям платную подписку, паблишеры вступают в жесткую конкуренцию с такими поставщиками развлекательного видеоконтента, как Netflix, Spotify, Amazon, зарабатывающих на своих сервисах миллиарды долларов. Но на Западе успешные примеры платной модели есть не только среди развлекательных: тут важно реноме бренда, его зрелость, традиция, доверие аудитории. Удачные примеры работы с платным доступом – New York Times, The Economist, Gazeta Wyborcza.

Любая индустрия развивается как маятник. В эпоху одного качка маятника – для успеха нужны были количество и скорость, сейчас снова набирает силу значимость и качество контента. Это требует от производителя большего приложения сил и затрат, нежели классические новости, но именно за этот контент и будут платить.

Яркий пример тому – кейс словацкого издания, которое с самого начала, в 2015 году, было запущено в платной модели. За три года количество и подписчиков увеличилось на 95%, сейчас их более 40 тыс. Залог успеха – изучение своей аудитории. Ребята используют ими же написанную систему REMP, которая помогает понять поведение аудитории и оперативно корректировать использование модели paywall. Что интересно, издание уменьшило количество бесплатного контента с 63% до 26% и при этом количество платных подписчиков только возросло. Количество больше не маркер, важно качество контента.

- Сегодня все чаще звучит фраза о наступлении «золотой эры визуальной журналистики». Что вкладывается в это понятие?

Раньше это понятие четко ассоциировалось с видео, инфографикой и другим визуальным рядом в журналистском материале. Сейчас мы уже живем в эпоху видео, но дополняем его VR и AR – виртуальной и дополненной реальностью.

Крупнейшие IT компании, такие как: Google, Apple, Microsoft, Sony, Facebook и другие – создают собственные подразделения VR. Тенденция развития технологии на ближайшие годы – это более массовая доступность для потребителя. Люди начнут уходить в виртуальную реальность, чтобы расслабиться и отдохнуть от суеты и обыденности жизни, и в том числе, чтобы потреблять новости и авторский контент в таком формате.

Далеко не каждый паблишер может себе позволить разослать своим пользователям виртуальные очки, но кейсов «360» все больше и больше, даже в новостях. Любой производитель контента хочет удивить своего пользователя, вовлечь его: классическими методами это сделать уже не удается. Нельзя сказать, что сейчас VR и AR вытеснили видео. Но это – дополнительные «плюшки» для пользователя.
На саммите были презентованы стартапы по использованию VR в новостях. Например, NYT уже активно работает с этим.

- Еще недавно на международных конференциях одной из главных тем была мультижурналистика. Насколько актуальна эта тема сегодня, и каков он, мультимедийный журналист-2020?

Паблишеры стремятся, а у многих это уже реализовано – к единому ньюзруму.
Пользователь правит бал. Журналист уже не может ориентироваться только на один канал коммуникаций, как раньше. Новости нужно доставить туда, где их ждут и откуда их привыкли потреблять. У нас, например, очень активно развивается конвергентная редакция ТВ-диджитал. Это дает нам очевидные преимущества с точки зрения качества и количество новостного видеоконтента. Мультимедийный журналист точно знает, какой формат подойдет на сайт, как эту же новость подать в соцсетях. И если понимает, что явился свидетелем интересного события – сразу делает онлайн-стрим.

- То есть, мультимедийный журналист существует в реальности?

Да, конечно существует. У нас в новостях.

- А как обстоят дела с редакционными роботами? Часто приводят в пример немецкий Bild.

Не будем забывать, что искусственный интеллект создают люди, и качественный контент с эмоциональной составляющей – робот не сделает никогда, а как я говорила выше, именно авторская журналистика становится востребована все больше. На фоне роста фейкньюз, в качестве альтернативы – людям нужны авторитеты. Как люди их выбирают, чем они руководствуются – это уже другой вопрос. Технологии позволяют современному человеку быстро и удобно потреблять информацию, но ему нужны еще причастность и доверие. Именно за авторитетность, за доверие, за эксклюзивную информацию, он и будет платить. И это не труд роботов.

 

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: медиарынок искуственный интелект
Просмотров: 447