Публично объявлено, что из-за схем с НДС в бюджет ежемесячно не поступает около 5 миллиардов гривен. Речь идет о так называемых скрутках и возмещении "левого" НДС, пишет Politeka.net.

Названия фирм и описания целых схем без труда можно найти на многих сайтах и телеграмм-каналах. Но если тщательно опекаемый кем-то из власть предержащих беспредел Верланова и К уже не вызывает удивления, в пору вспомнить еще об одной службе, имеющей самое прямое отношение к ликвидации упомянутых схем.

Итак, Государственная фискальная служба – ведомство, под вывеской которого фактически скрывается "горячо любимая" коммерсантами малого и большого бизнеса налоговая милиция. Реформирование ГФС фактически предполагало ликвидацию налоговой милиции. А одним из ключевых требований Президента к парламенту и правительству было создание уже к концу 2019 года нового единого органа по борьбе с экономическими преступлениями Бюро финансовых расследований. Реализация задачи Гаранта Конституции была выполнена с точностью до наоборот – голосование соответствующего законопроекта успешно провалилось в Раде, а Кабмин и вовсе ничего не сделал в этом направлении.

Как результат, Государственная фискальная служба де-юре разделилась на две службы – таможенную и налоговую. В состав налоговой службы должны были перейти и следственно-оперативные подразделения налоговой милиции.

Опять не срослось – отдадим должное недюжинной смекалке лысеющего покериста. Господину Верланову удалось убедить свою бывшую шефиню Маркарову оставить силовой блок в составе ГФС. Дескать, покажем мировому сообществу какой сервисной сделали налоговую службу и как избавили бизнес от постоянного давления оборотней в погонах налоговых милиционеров. Как результат, 2020 год бизнес встречал под бдительным контролем уже 3 служб, но главное, с отчетом Минфина о выполнении требования МВФ о разделении сервисной и фискальной функций.

Пиар действительно некоторое время работал. При этом нигде не афишировалось, что ДФС осталось полноценным силовым органом со всеми полномочиями, возращенными официальным постановлением того же Кабмина с подачи Оксаны Маркаровой.

Тем более, в ноябре 2019 года с помощью Комитета Данилы Гетманцева удалось решить основную организационную проблему – убрать чересчур самостоятельного и неподконтрольного первого заместителя Головы ГФС Сергея Билана. Оставалось только выбрать на его место правильную замену. 

На горизонте возник тогдашний начальник следствия налоговой милиции ГФС Сергей Солодченко, усердно потрудившийся со своими покровителями в Верховной Раде над устранением неугодного Билана, а заодно мешающего на пути к самостоятельному "правлению" начальника оперативного Главка генерала Лисового. Позитивному и "некоммерческому" Сереже удалось убедить в полной лояльности ряд нужных депутатов. Пришлось еще заверить Министра финансов в перспективе создания собственного, чуть ли не "карманного следствия", но где теперь Оксана Маркарова…

Как бы там ни было, уже 3 месяца Солодченко руководит мощным, сохранившимся в полном функционале механизмом ГФС, на который при всем желании не влияет погрязший в коррупции Голова ГНС Верланов. В этой связи справедливо поинтересоваться достижениями ГФС в борьбе с налоговой преступностью, резонансными раскрытиями и успехами в наполнении государственной казны.

Удивительно, но паззлы опять не складываются.

О том, как "рисуются" следователями налоговой милиции показатели возмещений по направленным в суд делам вообще ходят легенды. Если по результатам акта проверки налоговые ревизоры насчитали некоторые суммы – не спешите их обжаловать. Все равно следователи зарегистрируют уголовное производство, но тут же предложат свой вариант налогового компромисса. Чтобы "не делать нервы" (всякие обыски, изъятия, аресты и прочие неудобства) вам посоветуют выбрать подходящую для суда кандидатуру из ваших бухгалтеров, финансистов и т.д. Главное растолковать, что никакой ответственности данное лицо (читай, "козел отпущения") не понесет, потому что пойдет в суд после того, как будут уплачены насчитанные налоги.

"На каком основании я должен платить? Я же не согласен с выводами проверяющих" - спросите вы. И опять услышите о долгом и неизбежном процессе досудебного расследования со всеми вытекающими неприятностями. Но обязательно сообщат и хорошую новость – оказывается платить придется, но деньги не пропадут. Нужно только в суде показать платежку, что деньги уплачены, как погашение ущерба по уголовному производству. А потом, с чистой совестью идите в другой "самый справедливый" суд и получайте решение о неправомерности доначислений налогов. В итоге, у вас в чистом виде возникнет переплата, можно даже попробовать ее вернуть. Но это будет потом…  

Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.     

Коротко о резонансах-2020.
Таковые имеются, но связаны почему-то исключительно с выявлением правоохранительными органами фактов коррупции среди сотрудников ГФС: 

  • Хмельницкая область – взятка следователя 2 тысячи долларов;
  • Днепропетровская область – взятка следователя 11 тысяч долларов; 
  • Офис крупных плательщиков – обыски ГБР у следователя по уголовному делу о получении взятки;
  • Полтавская область - обыски ГБР у заместителя начальника по уголовному делу о получении взятки.

И "вишенка на торте" - 7 апреля сотрудники НАБУ задержали начальника следствия ГФС в Киевской области Чепеля Александра на взятке в 50 тысяч долларов. Как видим, география довольно обширна. Только причина везде одинакова – взятки. Может, для сегодняшнего ГФС эта болезнь серьезнее коронавируса?

Согласно информации на сайте ГФС, кардинально меняется структура службы. Как знать, возможно это реакция на «подвиги» коррумпированных сотрудников. 

Настораживает другое, из состава специализированных подразделений исчезли отделы по оперативным проверкам заявленных к возмещению сумм НДС (это минимум "магарыч" от Сергея Верланова), отделы по выявлению экономических преступлений в таможенной сфере (отдельный респект уже от Максима Нефьодова).

Справедливости ради, не умолчим о достижениях. 
Прежде всего, это полная и окончательная "победа" над конвертационными центрами. Здесь все просто. Согласно разъяснению подчиненным за подписью Солодченко понятия "конвертационный центр" нет в уголовной юриспруденции. Нет понятия – нет проблемы. Жаль, что СБУ и Нацполиция этого не понимают. 

Получить истинное наслаждение от уверенной победы мешает официальная статистика ГНС – оказывается, в прошлом году ликвидировали 59 этих самых "конвертов". До сих пор загадка, сколько из них дошли до суда – это очень непубличная информация.  

Достоверно известно следующее – каждое пятое "конвертационное" производство закрывается следователями ГНС в связи с отсутствием уголовного правонарушения. В переводе для нормального человека это означает, что никакого преступления не совершалось, но официальных извинений не будет. 

Неудобные вопросы после закрытия производств нивелируются приблизительно следующим образом:

  • При обыске изъяли какие-то тысячи валют (?) – так их вернули (!). Естественно, по решению суда. 
  • Забыли откорректировать победный отчет, а фактически сфальсифицировали официальную отчетность (?) – так это оплошность нерадивого учетчика из вспомогательного подразделения (!).
  • Один из депутатов ВР предыдущего созыва Андрей Журжий годами настойчиво пытался добиться от руководства ГФС, в том числе и от Сергея Солодченко, реальных цифр наполнения бюджета от ликвидации "конвертационных центров".   

Рискнем предположить, что эта неприятная во всех отношениях для сегодняшних руководителей ГФС тема, останется информацией сугубо внутреннего пользования, по причине отсутствия предмета обсуждения (напомним: нет "конвертов" - не о чем говорить). 

Гораздо удобнее для отчета (читай, пиара) подходит сумма лимита НДС, арестованного в системе электронного администрирования налогов.   

Это очередная победа или "ноу-хау" главы ДФС Сергея Солодченко.

Рецепт успеха несложен. В фабулу уголовного производства добавляются сомнительные с точки зрения следователя структуры, у которых на электронных счетах достаточно средств для регистрации налоговых накладных.

По текстам ходатайств в суд все они являются причастными к преступным схемам с НДС (тем самым, к которым так тяготеет Верланов). Аргументы настолько обоснованы, что суд принимает единственно правильное решение – немедленно наложить арест на их НДС-счета.   

Эффективность следственных действий не вызывает сомнений, если не учитывать повторяющиеся с завидным постоянством одни и те же признаки:

  • Уголовное производство, в рамках которого выносился арест, как правило, не связано с вновь возникшими участниками;
  • Судьи, принявшие решение о наложении ареста, также принципиально принимают немедленное решение о его снятии;
  • Решение суда о снятии ареста выполняется незамедлительно (в среде сотрудников ДФС исполнитель таких решений следователь по фамилии Сафонов получил прозвище "человек-кнопка").

Когда речь идет о миллионах гривен арестованных сумм, интересно понимать, насколько пополняется бюджет за счет подобных арестов. 

Помимо названных "стратегических улучшений", конечно, потребовались кадровые назначения:   

  • Максим Беспалов - начальник обновленного Главного следственного управления ГФС (ранее ГСУ ФР ДФС), налоговый следователь с профессиональным кредо "как бы чего не вышло".  Правильно ли назначить на эту должность собственного кума, который не примет ни одного самостоятельного решения?
  • Владимир Ткаченко - начальник нового Главного управления оперативно-розыскной деятельности ГФС, кадровый милиционер, для которого в налоговом лексиконе пока понятно только слово "Кодекс".  Сколько понадобится времени и станет ли руководитель районной полиции специалистом в раскрытии налоговых преступлений?

Немалое удивление по структуре также вызывает количество "приданных сил" - подразделений, сотрудники которых не имеют специальных (милицейских) званий. Их функции полностью дублируются с коллегами из ГНС и никак не связаны с противодействием налоговой преступности. 

При этом тщательный анализ Госбюджета-2020 указывает на единственную возможность существования службы – статья "Расходы на реорганизацию ГФС" в размере 473,17 миллиона гривен. Как видите, не густо на 5 тысяч человек штата ГФС и непонятное количество "зависших" в стадии перехода работников старой структуры. Нехитрые расчеты доказывают, что с таким бюджетом средняя зарплата сотрудника не может превышать 4-4,5 тысяч гривен в месяц.

Но позвольте, а как же тогда утвержденные оклады согласно новому штатному расписанию: руководитель службы – 29 400 гривен, рядовой инспектор – 8 500 гривен, оперуполномоченный – 5 900 гривен? Получается такая себе "гибридная" служба с малопонятными задачами и совсем непонятными источниками финансирования. 

Напомним, что в начале апреля Кабинет Министров подготовил предложения по сокращению бюджета в разных сферах, больше всех пострадали наука, образование и культура. Не отсюда ли возьмутся средства на содержание "карманной" армии дознавателей?

Что же на самом деле кроется под маской гибридной ГФС?

Считаем, что ответ очевиден. 

Тупые и безграмотные действия руководителей "институционально слабых" (см. Министра финансов Марченко) налоговой и таможенных служб плюс остановка бизнеса в условиях COVID-19 скоро приведут к прогнозируемому финалу – красть из бюджета будет нечего.

И тогда возьмутся за тех, у кого еще что-то можно забрать. "Белый" бизнес, который сегодня так на словах защищают чиновники и народные депутаты всех мастей и рангов. А сделают это руками фискалов, только на время притихших профессиональных экономических вышибал.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Просмотров: 798