Мировую экономику лихорадит. Вот несколько фактов в подтверждение. Китай охватила проблема замедления экономического роста и переоцененных активов. Центральные банки Европы и Японии ввели отрицательные ставки, хотя ранее это казалось невозможным. Продуктивность труда в США демонстрирует в последние пять лет худшую динамику с 1982 года.

Для разработчиков экономической политики главным вопросом остается проблема мизерного и неравномерного роста мировой экономики. В первом квартале 2016 года ВВП США в годовом измерении вырос только на 0,5%. Еврозона продемонстрировала более ощутимый рост – 2,2%. А вот экономика Японии, которая вошла в фазу рецессии, сократилась на 1,1%. Дефляция, которая раньше выглядела проблемой только для Японии, сегодня превратилась в глобальную угрозу. Пессимизм касательно перспектив роста отобразился в отрицательных ожиданиях по поводу долгосрочных процентных ставок. Сегодня годовая доходность немецких бондов составляет всего 0,13%.

Все это время председатель Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен всячески пытается сгладить напряжение. Йеллен упорно настаивает, что ситуация постепенно нормализуется.

Гарвардский экономист Лоуренс Саммерс, который в свое время претендовал на пост главы ФРС, не выражает оптимизма. После провала Йеллен в 2013 году, Саммерс ездит по всему миру и убеждает, что мировая экономика находится в худшем состоянии, чем считают представители центробанков. Вот что говорит Саммерс: "Когда они фокусируются исключительно на монетарной политике, то обрекают экономику на прекращение роста. Вместо этого центробанкам нужно убеждать правительства в эффективности политики финансового стимулирования".

Пока сложно говорить, кто прав – Йеллен или Саммерс. Умеренность – это не всегда плохо, а провокация – не всегда хорошо. Если экономика США в последующие несколько лет восстановится благодаря росту бизнеса, подход Йеллен будет выглядеть правильным. Но пока все идет не по плану, критика Саммерса имеет право на существование.

"Как по мне, гипотеза Ларри верна, она может в корне изменить ситуацию. Его подход способен повлиять на макроэкономическую политику в течение нескольких десятилетий", – говорит Гаути Эггертсон, проработавший 8 лет в ФРС, а сейчас преподает макроэкономическую теорию в Университете Брауна.

В ноябре 2015 Саммерс выступил в Институте мировой экономики Петерсона, после чего президент учреждения Адам Поусен, бывший сотрудник Банка Англии, написал в своем блоге, что "всем профессионалам предстоит много работы, чтобы дать ответ на волнующие вопросы Саммерса".

Предположения Саммерса не казались такими актуальными летом 2013 года, когда Обама выбирал между ним и Йеллен. Президент США отмечал: "Когда речь идет о ключевых идеях касательно будущей политики Федрезерва, разницу между кандидатами едва ли можно увидеть". Оба кандидата имели богатый опыт – Йеллен работала в ФРС и в Университете Калифорнии, а Саммерс был секретарем Казначейства США при президенте Клинтоне, возглавлял Гарвардский университет и руководил Национальным экономическим советом уже во время президентства Обамы. Но, как отметил тогда эксперт JPMorgan Chase Майкл Фероли, "Йеллен выглядела более активным претендентом, готовым придерживаться политики стимулирования до полного восстановления экономики".

В ноябре 2013 года, когда Йеллен была избрана главой ФРС, но еще не приняла свой пост, Саммерс обратился к МВФ и предупредил представителей фонда о возможной вековой стагнации. Данное определение ввел во время Великой депрессии гарвардский экономист Элвин Хансен, который предупреждал, что слабое восстановление экономики и постоянная депрессия очень болезненно сказываются на уровне безработицы. Определение "вековая" указывает на продолжительность экономических процессов и выступает оппозицией касательно циклических явлений. Но предположение Хансена казалось ошибочным после того, как рост американской экономики ускорился во время Второй мировой войны и затем демонстрировал только положительную динамику.

Саммерсу было очень сложно убедить экспертов снова вернуться к идеи вековой стагнации, но он смог это сделать. "Сейчас это все может показаться безумием, и, возможно, мне вообще не стоило бы об этом упоминать, – говорил Саммерс перед представителями МВФ, – но в ближайшие годы нам нужно как следует задуматься о том, как управлять экономикой, в которой номинальные процентные ставки на нулевом уровне являются постоянным и системообразующим катализатором экономической активности. Это не позволяет экономике продемонстрировать весь свой потенциал".

Другими словами, Саммерс утверждал, что в экономике может возникнуть столько дисбалансов, что даже нулевые ставки окажутся высокими, при этом тренд будет длиться долго.

Хотя сначала выступление Саммерса не привлекло должного внимания журналистов, он развивал свои идеи в личном блоге, в колонке в Financial Times и в собственных исследованиях. Текущая ситуация с мировой экономикой только помогает Саммерсу. Чем дольше длится стагнация, тем больше она напоминает вековой, а не циклический процесс. "Я все больше убеждаюсь, что моя теория верна", – говорит эксперт.

Саммерс не только дискутирует по поводу того, когда и на сколько ФРС должна была поднять ключевую ставку. Он также критикует Федрезерв за решение увеличить на 0,25% ставку по федеральным фондам, которая в течение семи лет фактически находилась на нулевом уровне.

Более глубокой проблемой, по мнению Саммерса, является то, что мировая экономика вошла в фазу застоя, поскольку в ней наблюдается хронический дефицит спроса на товары и услуги, а также сопутствующий его переизбыток денежных сбережений.

США и другие индустриальные страны пытаются сэкономить больше, учитывая процесс старения населения. В то же время рост неравенства способствует тому, что большая часть мировой прибыли достается богатым людям, которые предпочитают не тратить деньги. Раньше эти средства направлялись в инвестиции, но сегодня этот сегмент находится в упадке. Частично это происходит из-за того, что новая экономика гораздо меньше зависит от активов.

Компании вроде Uber и Airbnb процветают благодаря тому, что используют уже существующие активы (автомобили и дома). Большую долю экономики занимает программное обеспечение, для создания которого не нужно строить промышленные объекты. Медленный рост производства и продуктивности вызвал сокращение инвестиций, ведь инвесторы перестали верить в доходность подобных капиталовложений.

Саммерс подчеркивает, что на протяжении 30 лет процентные ставки демонстрировали тренд к снижению даже с учетом сокращения инфляции.

Обычно ключевую ставку не опускают ниже ноля, но Банк Японии и Европейский центральный банк так хотят добиться роста экономики, что пошли на этот шаг.

Ларри Саммерс беспокоится, что длительный период очень низких или даже отрицательных ставок приведет к увеличению числа финансовых пузырей, вызванного желанием инвесторов получить больший доход. Эксперт убежден, что фискальная политика должна играть более важную роль, чем сейчас.

С точки зрения инвестиций он советует американскому правительству тратить деньги на ремонт дорог и мостов, борьбу с глобальным потеплением и улучшение качества образования. Ключевой тезис Саммерса звучит так: "США имеют сейчас самый низкий рейтинг привлечения инвестиций в инфраструктуру со времен Второй мировой войны".

Касательно сбережений экономист советует изменить налоговый кодекс, чтобы малообеспеченные люди и представители среднего класса имели на руках больше денег, которые они тратят гораздо активнее, чем богатые американцы.

Советы Саммерса в чем-то совпадают с проблемами, которые в течение восьми лет безуспешно пытался решить Барак Обама. "Как по мне, это выглядит будто собственное предположение, поданное в виде теории", – написал по поводу высказываний Саммерса в своем блоге бывший сотрудник ФРС Арнольд Клинг.

Ларри Саммерс говорит, что центральные банки должны перестать фокусироваться на бизнес-кругах и защите их независимости любой ценой. Вместо этого необходимо сотрудничать с другими институтами, чтобы решить более существенные проблемы экономики. "Центробанки могут сказать так: "Хорошо, мы видим проблемы с увеличением продуктивности. Однако это не наши проблемы. Неравенство также вызывает опасение. Но это тоже не наша проблема, – отметил Саммерс в ходе выступления в Институте мировой экономики Петерсона. – Мне кажется, что ни один из главных центробанков мира не занимается этими вопросами всерьез".

Однако Конгресс не показывает заинтересованности в мерах, нацеленных на фискальное стимулирование, тем более сейчас, когда все думают о предстоящих выборах. Саммерс подчеркивает, что его рецепт стоит рассматривать отдельно от диагноза. Консерваторы могут решить проблему с помощью наращивания экспорта, дерегуляции и существенного сокращения налогов, которое убедит компании строить новые предприятия.

Ларри Саммерс советует центробанкам разных стран брать на себя больше полномочий. Тем временем ФРС ограничила свои обязанности управлением "бизнес-кругами" – т.е. колебаниями производительности, которые происходят в предполагаемом долгосрочном восходящем тренде. Саммерс вообще ставит под сомнение существование "бизнес-кругов". Его исследования доказывают, что когда производство сокращается, оно никогда не возвращается в свое начальное состояние. Производительность страдает в том числе из-за того, что незанятые работники теряют свои навыки. Поэтому нужно избегать рецессии любой ценой. Впрочем, Саммерс оценивает возможность наступления рецессии в США в течение ближайших трех лет "гораздо выше 50%".

Позже Саммерс заявил, что вековая стагнация – это инфекция, распространяющаяся между странами через торговлю и притоки инвестиций. Стагнирующая страна может попытаться снизить уровень безработицы посредством девальвации национальной валюты и увеличения объемов внешней торговли. Однако это приводит к росту безработицы в странах-партнерах, которые впоследствии страдают от торгового дефицита.

В штате ФРС числится больше профессоров экономики, чем в любой другой организации мира, но она не кажется тем местом, где можно развивать идеи касательно вековой стагнации. Эксперты Федрезерва сконцентрированы вокруг краткосрочных прогнозов и разработки механизмов монетарной политики.

Йеллен упоминала о теории вековой стагнации, но никогда не рассматривала ее подробно. Ее правая рука, вице-председатель ФРС Стэнли Фишер, который обучал Саммерса и главу ЕБЦ Марио Драги, а также руководил центробанком Израиля, более охотно верит в то, что в экономике произошли фундаментальные изменения.

В январе этого года Фишер упомянул, что "теория вековой стагнации стала набирать обороты благодаря численным исследованиям Ларри Саммерса". Фишер соглашается ,что процентные ставки с учетом актуальной политики могут оставаться на низком уровне. Он также похвалил одно из решений Саммерса для ликвидации дисбаланса накопления средств и инвестирования – правительственные расходы на долгосрочные проекты. Как отметил Саммерс, "даже люди, которые не используют термин "вековая стагнация", принимают новую реальность, состоящую из нежелания инвестировать, низких ставок и постоянного падения спроса".

В то же время Йеллен не может позволить себе витать в облаках. Ее главная задача – аккуратно управлять Федеральным комитетом открытого рынка, чтобы поддерживать консенсус внутри экономической системы и не вызывать беспокойства участников финансового рынка. "Если вы являетесь членом правления центробанка, тем более его председателем, каждое ваше слово должно быть взвешенным", – говорит Адам Поусен.

По крайней мере с одним фактом здесь трудно поспорить – экономика США страдает от сокращения спроса, что привело к уровню безработицы в 5%. Если американцы начнут тратить больше, то нынешнее количество рабочих будет не в состоянии удовлетворить спрос. В результате, работодатели начнут борьбу за талантливых сотрудников, что поспособствует увеличению зарплат и чрезмерному росту инфляции.

Бывший вице-председатель ФРС Алан Блиндер из Принстонского университета принадлежит к группе экономистов, убежденных в том, что стагнацию вызывает слабость предложения, а не спроса. "Когда я ложусь спать с мыслями об экономике, я никогда не беспокоюсь, что американцы не будут тратить достаточно денег", – говорит эксперт.

Разумеется, Саммерсу есть что сказать своим оппонентам. Он отмечает, что рынок труда может быть более инертным, чем кажется. Также он акцентирует внимание на том, что объяснения стагнации слабостью спроса или предложения – это не взаимоисключающие варианты. По словам Саммерса, слабый спрос вредит экономическому предложению, например людей и машин, занятых в производстве. Из-за безработица сотрудники теряют навыки, а компании прекращают инвестировать в оборудование и программное обеспечение.

Усиление спроса может разорвать порочный круг и создать предпосылки для постепенного роста продуктивности экономики. При этом определяющую роль в этом процессе будут играть не частные инвестиции, а правительственные расходы.

Когда процентные ставки отрицательные - все экономические постулаты ставятся под сомнение. Экономисты шутят, что если вопросы на их экзаменах не менялись на протяжении 50 лет, значит ответы стали другими. "Эта шутка содержит долю правды", – говорит Саммерс. Кажется, он наслаждается тем, что находится на пути к большим переменам.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: мировая экономика
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 2036