Оригинал – на сайте 112ua.tv

- Наш гость – Марина Ставнийчук, заслуженный юрист Украины, член Венецианской комиссии 2009-2013 гг.

Львиная доля проголосовавших за Владимира Зеленского надеялись, что он выполнит свои обещания. Но что случилось с Зеленским?

- Ничего не случилось – он каким был, таким и остался. Определенная президентская деформация может происходить с тем или иным лицом, но, судя по тому, как была проведена президентская избирательная кампания, для меня лично было очевидно, что надеяться, по большому счету, не на что. В Украине на президентских выборах, а затем и на парламентских, использовали политическую технологию с помощью голосования захвата поста президента. Если человек осознанно идет на такую высокую должность, позволит ли он себе не провести во время избирательной кампании ни одной встречи с избирателями? Не позволит. "Стадион так стадион" – это было большое шоу. Было понятно, что Порошенко, как системный политик, допускает большую ошибку, что он играет на поле оппонента. При том что Порошенко и сам великий артист, Зеленский был на стадионе, как рыба в воде, по существу, содержательно. Избирательная кампания проведена не была. Технология была проста: несколько лет показывали фильм на одном из украинских каналов, где люди видели героя – Голобородько, а вовсе не Зеленского. Лицо одно и то же, а люди разные. А украинский народ очень доверчив и не требовал встреч. В первые годы, когда было открыто огромное окно возможностей для президента, он ими не воспользовался. Потому что он не был готов к такому развороту событий. Ключевой вопрос, по которому избирался Владимир Зеленский, – вопрос мира. Не было же ничего внятного, логичного предложено новым президентом именно в этом вопросе. Люди не любили Порошенко, не хотели разделять политику двойных стандартов – это был вызов против Порошенко. Но с точки зрения личности Зеленского, для меня ничего не изменилось.

- Меркель уходит. Как в дальнейшем украинское руководство будет продвигать вопрос мира? Сделает ли все, чтобы похоронить Минские соглашения?

- У украинской власти нет четкой позиции. Посмотрите, как менялась позиция Зеленского за те два года его президентства: от обещания мира до референдума о строительстве стены между Донбассом и Украиной. Так мы что, разбрасываемся территориями? Такого ни один президент ни одной страны в страшном сне не может допустить, не то что объявлять подобные инициативы на широкую публику. По нашей Конституции изменение территории государства – это исключительно компетенция парламента. Закон о референдуме, который во многих позициях не соответствует украинской Конституции в части обеспечения территориальной целостности, национальной безопасности, свидетельствует о том, что не могут быть допущены подобные референдумы. Визит Зеленского в Германию чрезвычайно ответственный, потому что Германия работает в "минском формате", в "нормандском", и это не зависит от того, что госпожа Меркель уходит. Как-то довольно смешно и непрофессионально, что, прежде чем встречаться с действующей властью, украинская власть встречается с вероятными, прогнозными заместителями, с одной стороны, а с другой – с оппозиционными силами, и этим уже демонстрирует неуважение к действующей сегодня власти в Германии. Несмотря на то, что выборы в бундестаг будут проходить в конце сентября, госпожа Меркель может еще определенный длительный период времени находиться на своем посту. Предыдущая коалиция в немецком парламенте создавалась девять месяцев. И я не думаю, что по результатам этого года ситуация будет проще. Как можно не понимать этого, когда ты управляешь государством? Накануне визита немецкое правительство подтвердило свою позицию относительно "Северного потока - 2", и это в то время, когда украинское правительство разными голосами обвиняет Францию и Германию во всех бедах Украины. Это очень непрофессионально, когда вы боретесь за свою субъектность, но без конца и края ноете, что кто-то вам должен. Когда власть разумна, то она стремится к сотрудничеству со всеми торговыми партнерами, но всему есть время опосредованно или прямо делать те или иные заявления. Украина не в том положении, что может шантажировать Германию, Францию и высказывать им свои претензии. Украинская власть в 14-м году так повела свою политику, что допустила военную агрессию на территории нашей страны – дала слабину. И эту же политику продолжает действующая власть. В чем суть стратегического партнерства с КНР? Вопрос приоритетов внешней политики – это вопрос президента Украины, и не может Министерство инфраструктуры определять вопросы стратегического партнерства между странами. Это определенный сигнал к западным партнерам, что мы можем крутить, как вертихвостка, и не придерживаться определенной позиции. Хотя два месяца назад мы видели ситуацию по "Мотор Сичи". В международной политике надо вести себя солидно. Я бы посоветовала министру МИД и секретарю СНБО вернуться к большим историческим решениям по результатам Второй мировой войны, когда они требуют от Германии поставки оружия на территорию Украины. Надо посмотреть решение Нюрнбергского процесса, а может ли себе позволить Германия поставлять оружие в этом историческом контексте? Если Германия работает над урегулированием мирным путем ситуации, то бесспорно, что вопрос поставки оружия стоит на "стопе". Так же по результатам саммита Байден - Путин американская администрация приостановила свою помощь Украине. Это для нас шанс использовать все дипломатические меры для вопроса урегулирования мира. Определенные ошибки украинских властей дали основания министру обороны Германии не провести встречу. Мы, как государство, в очень сложной ситуации. Владимир Зеленский хоть немножко возмужал и постарел визуально, но я не вижу приобретения серьезного опыта, каким бы должен был обладать президент страны, для того чтобы управлять страной в таких сложных условиях.

- За несколько месяцев правоохранительные органы ничего нового не представили относительно доказательств по делу о государственной измене народного депутата Медведчука. Зато мы видим продление меры пресечения в виде домашнего ареста.

- Это реальное препятствие депутатской деятельности. Здесь есть состав соответствующего уголовного преступления. Еще много лет назад судья Вовк принял абсолютно неправомерное решение, а потом в кулуарах говорил: вы быстро обжалуйте, я ничего не мог сделать - на меня давили. Прошло уже столько лет, а ситуация не изменилась. Сколько было конкурсов на допуск к судейским должностям, а "вовки" в Печерском суде живее всех живых. Для того чтобы продлить срок пребывания под стражей, нужны серьезные юридические аргументы. Ни одного нового аргументированного доказательства для суда, который бы стал серьезным основанием для продления срока пребывания еще на два месяца под стражей народного депутата Украины, одного из руководителей оппозиционной политической силы, не было. Оппозиция в государстве всегда имеет определенный статус, и Венецианская комиссия нам говорила, что мы должны использовать закон об оппозиции и народного депутата нельзя лишать неприкосновенности, когда в государстве нет стабильных демократических правовых условий. Вашим каналам прекращена деятельность с начала февраля этого года - где доказательства, в установленном порядке собранные и предоставленные суду, что каналы осуществляли антигосударственную, антиконституционную деятельность? Способствовали ли терроризму, как это предусмотрено законом о санкциях? Закон о терроризме четко дает определение, что такое терроризм. И только тогда закон о санкциях может применяться. Данилов в интервью говорит, что СНБО вообще применяет санкции, когда речь идет о национальной безопасности. Это не укладывается ни правовое, ни в конституционное поле, и такие утверждения в публичном поле фиксируют состав преступления, которое впоследствии станет внимательным основанием для изучения правоохранительными органами превышения полномочий тем или иным должностным лицом и тем или иным органом. Но ситуация достаточно странная - вводятся санкции, вносятся в законодательство соответствующие предложения применить специальные механизмы, чтобы судебные органы не могли остановить принятие этих санкций. Это правовой нигилизм, доведенный до абсурда. Мне кажется, что кто-то с этими невеждами от права цинично пошутил. А они, не имея ни знаний, ни опыта, ни понимания, ни культуры, вносят это как законодательные инициативы. Я надеюсь на то, что хватит здравого смысла в парламенте эти дурацкие инициативы не реализовывать. Но и другие инициативы, которые вносит Вениславский и команда народных депутатов, направленные на то, чтобы в деятельности СНБО можно было бы обжаловать только решения, касающиеся санкций. В законодательстве существует порядок обжалования указов президента, а решение СНБО не приобретает юридической силы, если оно не претворено в жизнь указом президента. Дублировать эти механизмы нужно только с одной целью: чтобы блокировать работу судебных органов. Уже ряд обжалований указов президента рассматриваются в судах, и складывается очень неприятная ситуация. Представитель аппарата СНБО говорит, что доказательства в СБУ, а СБУ говорит, что доказательства в СНБО. Дела пробуксовывают в судах, и для меня очевидно, что на суды давят, потому что эти дела рассматриваются с нарушением всех процессуальных сроков, затягиваются. А сегодняшние изменения в законодательство направлены только на одно: чтобы не позволить судам запрещать решение СНБО, касающееся санкций. Все обжалования указов президента обжалуются в административный юстиции, а она имеет свою специфику: гражданин обращается по поводу нарушения своих прав, а орган государственной власти должен доказать, что он не нарушал его права и свободы. Об этом сегодня забыли в административном процессе. Также в уголовном процессе, если речь идет о статьях против государства, должна быть состязательность сторон. Адвокатам должно быть предоставлено право добывать соответствующие доказательства. Мы видим, что прокуратура не работает, тянет, а адвокатам не дают возможности допуска к доказательствам. Принцип состязательности по делу Виктора Медведчука не обеспечивается. А это одна из ключевых основ.

- Власть сейчас подняла на флаг так называемый закон об олигархах. Как бы вы его расценили?

- Мы имеем серьезные проблемы с соответствующей социологией в стране. Социология как наука умирает сегодня в Украине. Кто заказывает социологию, тот и может рассчитывать на соответствующие результаты. Очень наивно находиться президенту в теплой ванне и думать о том, что так называемый закон об олигархах может серьезно поднять электоральный рейтинг. Это возможно на определенный короткий период времени. Так же, как людям сначала понравились заседание СНБО, воинственный президент – все, как в кино. Сегодня "меряют" одних и тех же людей, социологически, все время, с точки зрения поддержки людей. И "случайно" круг этих людей совпадает с поддержкой отдельных олигархов этими людьми. И это странно выглядит на фоне инициатив, законов о борьбе с олигархами. Можно прикрыться этим фиговым листочком, но он фиговый, а король – голый. Люди понимают, что там, где власть заботится о своих людях, там тарифы на 50% за год с перспективой вырасти еще на 50, не растут. Все время анонсируют судебную реформу, но она время от времени проводилась в Украине. И только с 2014 года до сих пор у нас дефицит судей составляет 30-50%. При Порошенко у нас 9 месяцев не работала ВСЮ. Затем она была реформирована, на новых началах сделана, а потом пришел Зеленский и сказал, что у него несколько депутатов не прошли по конкурсу на должности судей Верховного суда – давайте будем менять количество судей. С 2019 года не работает Высшая квалификационная комиссия судей, и теперь они в десятый раз предлагают новые законодательные механизмы – хотят снова ее переизбрать. Сейчас встал вопрос, чтобы допустить иностранных экспертов, а в законодательстве предусмотрено, что иностранным экспертам еще должны помогать эксперты из грантовой среды, а Венецианская комиссия говорила, что допускать иностранцев к конкурсным процедурам в судебной власти – это чрезвычайное средство, которое ставит под сомнение конституционную суверенность украинской судебной власти. Но если представители власти говорят, что в судебной власти патовая ситуация и иначе Украина не справится, то мы не возражаем, на определенный период времени, говорит Венецианская комиссия. Виновата слабая украинская власть, которая не может собственными силами обеспечить честные, прозрачные конкурсы на судейские должности. Виновата власть, которая обеспечивает без конца и края собственные политические влияния и давления на судебную власть. В июне президент дает стратегию на реформирование судебной власти и конституционного правосудия в Украине, подписывает ее одной рукой, а другой рукой подписывает антиконституционные указы об устранении, о прекращении действия указов президента о назначении судей Конституционного суда Украины и не дает возможности Высшему административному суду в сроки, определенные законом, рассмотреть эти вопросы. Не может Конституционный суд с осени 2019 года находиться в парализованном состоянии – ни одного решения Палаты Конституционного суда мы не видим. Кучу ключевых, определяющих для государства вопросов, находящихся на рассмотрении в Конституционном суде, не рассматривают, так как президент Зеленский в интервью, не постеснявшись, откровенно сказал: "Я жму на Конституционный суд". Или он не знает, или не понимает, что это прямо запрещено Конституцией Украины и за это предусмотрена ответственность.

- А почему западные партнеры молчат? Они были апологетами законности, демократии в Украине.

- Молчат, потому что между западными партнерами есть украинские посредники, у которых работают "грантоеды", которые за большие деньги обслуживают вряд ли украинский интерес, а прежде всего интерес тех, кто дает им эти гранты. А с другой стороны, украинская власть действует нечестно и не умеет профессионально вести профессиональный диалог с соответствующими экспертными учреждениями. С 2017 года у нас есть Верховный суд, легально существующий, и Верховный суд Украины. Это ненормально. В ряде регионов Украины апелляционные суды укомплектованы менее чем на 30%. Из 7500 судей работают сегодня примерно 5500. Ориентировочно на 2000 судей есть вакансии. Есть серьезные проблемы с судьями, которые получают зарплату (до 500 человек), но не осуществляют правосудия. Это говорит о том, что ни понимания того, как согласовать между собой эти реформы, как их хронологически провести во времени, как не парализовать два года уже Высшую квалификационную комиссию судей, как несколько месяцев не "колотить" ВСЮ, практически не давая ему работать, нет. Это при том, что два человека по президентской квоте были назначены несколько месяцев назад, а парламент уже два года не назначает. Но для G7 выглядит, что ситуация патовая и надо реформировать, а виноваты – судьи, как невестка.

- Спасибо вам. 

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Просмотров: 66