Пока VIP-персоны играются в реформирование судебной системы, невинные люди медленно умирают в тюрьмах следственных изоляторов. 18 месяцев, 30 месяцев, 41 месяц, 110 месяцев. И это еще не предел, пишет ZN.UA.

Более 50-ти стран тайно помогали ЦРУ похищать людей

160 тыс. обвинительных приговоров ежегодно выносят украинские суды. Казалось бы, эта цифра разделяет наше общество на добропорядочных граждан и преступников. Возможно, именно так обстоит дело в других странах. Но в нашей стране эта цифра объединяет украинцев как жертв произвольной судебной системы.

Что такое следственный изолятор? Несмотря на то, что в следственных изоляторах ежедневно содержится более 30 тысяч человек, мало кто из обычных людей знает, что это такое. Возьмем для примера хорошую камеру — "тройник". Это большая комната, в которой находятся нары, умывальник, туалет, стол, плита и телевизор. В комнате живет 3–6 человек (смотря какая камера). Передвигаться можно только по комнате, общаться — только с "жильцами" этой комнаты. Разрешается выходить на прогулку — 1 час в день по очень маленькому дворику. Есть можно, но только то, что передали из дома или "с воли" — еда, предлагаемая в изоляторе, к употреблению не рекомендуется. Передачи ограничены, так что еды едва ли хватит на месяц. Свидания запрещены. Алкоголь запрещен. Это хорошие камеры. За пребывание в них платят деньги и сумма за "гостиничные условия" может составлять от 100 долларов в месяц до 50 долларов в сутки.

Есть камеры похуже, так называемые общаки. Там содержат бесплатно. Они предусмотрены для 40 человек, но, слава Богу, если там находится не более 50—60 арестантов. Спят в этих камерах по очереди. Делить нары приходится с наркоманами, алкоголиками, бомжами. Туберкулез здесь не самая страшная болезнь.

Это не Мексика. Это Украина.

Арестанты — это люди, которые лишь обвиняются в преступлениях, но вина их еще не доказана. Они попали в такие условия потому, что прокурор счел их возможными преступниками. Среди арестантов не только сильные духом и телом мужчины, но также слабые женщины и несовершеннолетние дети на стадии формирования психики и личности.

В Уголовном кодексе УССР редакции 1960 г. такие условия ограничения свободы назывались тюрьмой. И фраза "Человека посадили в тюрьму" касалась исключительно закрытых зон, где были такие же условия. В тюрьму препровождались исключительно те, кто получил обвинительный приговор, и то не все. Согласно ст. 25 старого УК, для отбывания наказания в тюрьму могли быть отправлены только злостные рецидивисты, а также совершеннолетние, совершившие особенно опасные государственные и другие тяжкие преступления. В УССР было запрещено давать осужденному более 5 лет тюрьмы, а если общий срок наказания составлял, например, 10 лет, то давали не более 5 лет тюрьмы и 5 лет колонии.

По сравнению с тюрьмой колония — это санаторий. Прогулки на свежем воздухе, работа, общение с людьми, свидание с близкими, несколько ночей с женой (или мужем), передачи с воли.

Это условия для преступников, отбывающих наказание за совершенные преступления.

Сейчас тюрем нет. Общество стало настолько гуманным, что не отправляет преступников в тюрьмы, — там находятся только обвиняемые и подсудимые.

К сожалению, в нашей стране нет ни одного исследования о влиянии на психику и последствиях пребывания человека в следственном изоляторе. По оценкам ученых, на исследование подобного рода необходимо потратить 5–7 лет, но государство не заинтересовано в такой работе, ведь данные могут оказаться ошеломляющими. Людям, выросшим в нормальных, не асоциальных условиях и не воспитывавшимся в криминальной среде, помещение в следственный изолятор может разрушить дальнейшую жизнь. После освобождения многие из этих людей уже не могут приспособиться к нормальным условиям жизни и пытаются примириться с реальностью при помощи алкоголя, наркотиков или же кончают жизнь самоубийством.

Для женщин, у которых есть дети, содержание в следственном изоляторе имеет более тяжкие последствия: невозможность быть полноценной матерью постоянно разрушает психическое здоровье. Необходимо отметить и косвенные последствия: поломанные судьбы детей-подростков, получающих сильную психологическую травму из-за отсутствия матери во время раннего формирования личности.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу (УПК) редакции 1960 г., срок содержания человека под стражей не может превышать 18 месяцев. По состоянию на 1 января 2013 г. в следственных изоляторах более 18 месяцев без обвинительного приговора находилось 1239 человек. Любой чиновник или сотрудник прокуратуры с легкостью сможет объяснить эту нестыковку. Дело в том, что согласно ст. 156 "старого" УПК, срок пребывания под стражей исчисляется только временем досудебного следствия. Пока официально проводится досудебное следствие, считается, что человек пребывает под стражей, но как только дело передано в суд, срок дальше не считается. Другими словами, если досудебное следствие по уголовному делу длилось два месяца, а пока шли суды, человек сидел в СИЗО шесть лет, официально будет считаться, что срок пребывания под стражей составляет всего 2 месяца, и теоретически на законных основаниях его можно продержать в СИЗО еще 16 месяцев. Нелогично, дико и абсурдно, но такая норма просуществовала в стране более 50 лет, пока не вступил в силу новый УПК.

По состоянию на 10 декабря 2012 г. в украинских следственных изоляторах свыше 18 месяцев без обвинительного приговора содержалось более 1545 человек. Более точную цифру назвать нельзя, поскольку Запорожский, Вольнянский и Днепропетровский следственные изоляторы не предоставили данные (это примерно от 50 до 100 человек, которые сидят свыше 18 месяцев).

Из 1545 человек больше всего, а именно 541 (35%), сидят в изоляторах с 2010 г., 509 человек (32,9%) находятся в тюремных условиях с 2011 г., 236 человек (15,3%) — с 2009 г., 71 человек — с 2008 года. Более пяти лет с 2007 г. в тюремных условиях без приговора содержится 38 человек, еще 18 — с 2006 г., по 131 человеку (8,5%) информацию в изоляторах не уточнили, ссылаясь на выдуманные причины. Есть в Украине и своеобразный рекорд: в Херсонском следственном изоляторе человек содержится под стражей с 29 декабря 2003 г., то есть больше девяти лет.

13 апреля 2012 г. Верховная Рада приняла новый УПК и народные депутаты заявили о том, что для исчисления сроков содержания под стражей убрали фразу "досудебное следствие". Это означает, что все сроки теперь будут исчисляться календарными днями. Но вместо того чтобы выпустить всех, кто годами незаконно содержится в изоляторах, депутаты проголосовали за норму в Переходных положениях согласно которой, все вопросы по мерам пресечения по "старым" уголовным делам рассматриваются по старому УПК, тем самым официально продлив официальные пытки невиновных людей на неопределенный срок.

Но в связи с представленной статистикой возникает один вопрос: почему Генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка до сих пор находится на занимаемой должности? Известно, что надзор за соблюдением прав арестантов осуществляет непосредственно прокурор области, который назначается и отчитывается лично перед Генеральным прокурором. В каждой региональной прокуратуре есть всего 2 отдела, которые курируются исключительно прокурором области и не могут быть отданы в подчинение никому другому: отдел по надзору за следственными изоляторами и так называемый отдел внутренней безопасности.

Более 1545 человек содержалось под стражей в тюремных условиях вопреки предельному сроку, предусмотренному УПК и, зная об этом, Генеральный прокурор не предпринял срочных мер для выполнения норм Конституции и законов Украины. Если же содержание под стражей более 18 месяцев считать законным, это означает, что человека можно держать в изоляторе до конца его жизни, ведь других сроков, кроме "18 месяцев", в законодательстве нет. И по классификации Уголовного кодекса, и по здравому мышлению такое обращение с людьми является пытками. Если же эти пытки осуществляются с согласия Генерального прокурора, который обязан защищать и закон, и людей, то не означает ли это, что для Украины пытки — это официальный государственный инструмент влияния или воспитания?

Арестантов без обвинительного приговора крайне редко выпускают на волю. В 2012 г. из изоляторов выпустили 3277 человек — им была изменена мера пресечения с содержания под стражей на другие, не связанные с лишением свободы. В большей степени, это были счастливчики, которых использовали для показного выступления Генпрокурора Виктора Пшонки и одного из главных лоббистов нового УПК Андрея Портнова о том, что новый УПК гуманизировал уголовный процесс в Украине.

Суд арестовал милиционеров, которые пытали подозреваемых

Но есть и другие данные. В связи с вынесением оправдательных приговоров и по факту закрытия дел судами в 2012 г. из-под стражи было освобождено 96 человек. По отношению к количеству арестов это составляет 0,38%. Это означает, что по данным 2012 года вероятность того, что человек, попавший в СИЗО, вернется домой без обвинительного приговора, составляет 0,38%. В этих уголовных делах, где подсудимых арестовывали, война идет не за обвинительное заключение и не за то, чтобы якобы привлечь преступников к ответственности, а за то, чтобы следователям, прокурорам и судьям самим не оказаться на скамье подсудимых за пытки над людьми и их незаконное содержание под стражей.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, Google+, Facebook, Instagram.

Теги: украина пытки заключение
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 6111