Комментарий председателя политсовета партии "Оппозиционная платформа – За жизнь" Виктора Медведчука после решения Киевского апелляционного суда оставить в силе решение Печерского райсуда Киева о продлении ему меры пресечения в виде домашнего ареста (источник – 112ua.tv): 

Мне кажется, мы сейчас в суде услышали не правовое решение, а исключительно политическое. Это если говорить в общем, не переходя какие-то грани дозволенности, то это исключительно политическое решение.

Вы знаете, я когда-то в советские времена работал адвокатом, потом занимался политической деятельностью, общественной. И вот у меня всегда было огромное уважение к судебной власти. Я хочу сказать, что я своим взглядам не изменил. И наша партия, и фракция в парламенте, которая является второй по величине, и партия заняла второе место на выборах, больше остальных присутствующих депутатов всегда защищала и защищает независимость судебной власти. И я вам хочу сказать, что я сегодня еще раз убедился в том, что эту деятельность – не работу, а деятельность по защите судебной власти, по формированию статуса ее независимости - мы должны продолжить. Мы боремся против влияния внешнего управления на суды и судебную власть, мы выступали категорически против внесения изменений в ВККС, в Высший совет правосудия, где иностранцы будут играть ключевую роль. Мы выступали против сокращения численности Верховного суда Украины, мы защищали Конституционный суд Украины и будем продолжать это делать, потому что сегодняшнее решение в очередной раз демонстрирует, насколько важна независимость власти, независимость судебной власти как третьей ветви власти от внешнего управления, но и независимость судебной власти от других ветвей власти.

В данном случае, когда я говорю о политическом решении, я понимаю, что это давление власти, которое возглавляется лично президентом Украины, начиная с момента его угроз 2019 года по сегодняшний день, продолжаются фальсификации, фабрикации, как я уже говорил, уголовных дел СБУ, продолжается вся эта "деятельность" по борьбе с оппозицией. Сделать все для того, чтобы закрыть рот оппозиции, сделать все для того, чтобы отвлечь внимание людей от тех проблем, которые существуют в стране: установление мира, рост тарифов, рост задолженностей по зарплатам, рост на сегодняшний день безработных и многое другое. Вот для того, чтобы отвлечь внимание от этого, нужны суды, нужно привлекать к уголовной ответственности оппозицию, надо делать все для того, чтобы люди в своей информационной повестке жили совершенно другим.

Поэтому я еще раз хочу подчеркнуть, что задача нашей партии – бороться за независимость судебной власти от влияния как внутреннего, так и внешнего.

У оппозиции есть план, как изменить ситуацию к лучшему, и страна должна развиваться по-другому. И когда мы говорим о судебной власти, я вам хочу ответить: на сегодняшний день судебная власть, в данном случае и суд первой инстанции, следственный судья Печерского района, и апелляционный суд должны были рассмотреть связь между тяжкими обвинениями, обвинениями в совершении особо тяжких преступлений и доказанностью материалов подозрения. Потому что статьи, которые очень громкие, я уже говорил, за этими статьями – пустота, сплошная пустота. Потому что нет признаков преступлений, предусмотренных статьями Уголовного кодекса, нет выполнения тех требований, которые предъявляются Уголовно-процессуальным кодексом и Конституцией к допустимости этих доказательств. Такими доказательствами обвинение сегодня не располагает, именно доказательствами, которые бы подтверждали то подозрение, которое подписано генеральным прокурором в обвинении в тяжких преступлениях. И несмотря на это избирается мера пресечения. Но если нет доказательств, которые подтверждают материалы подозрения, то о какой мере пресечения может идти речь? И вот сегодня мы видим этот результат, когда необоснованные обвинения превращаются в необоснованное применение меры пресечения, которая еще, ко всему прочему, продлевается.

Отдельный вопрос – почему дело расследует СБУ, а не ГБР. Они не могут этого объяснить, потому что СБУ как неуполномоченный орган, и следователи, и другие должностные лица СБУ как неуполномоченные должностные лица не имели права иметь отношение к этому делу после 11 марта. 11 марта было зарегистрировано уголовное дело в отношении меня и моего коллеги, народного депутата Тараса Козака. И после того, как это было внесено в ЕРДР генеральным прокурором, следствие, как это прямо сказано в ч. 5 ст. 36 Уголовно-процессуального кодекса, могло вестись только, в зависимости от обвинения, или НАБУ, или ГБР. Ни СБУ, ни полиция не имели никакого отношения и не могут иметь отношения к расследованию, в том числе и прокуратура. Однако это грубо нарушалось в течение полтора месяца. То есть когда собирались незаконные оперативно-розыскные мероприятия и информация, полученная ими, когда назначались экспертизы неуполномоченными должностными лицами. То есть они собрали всю так называемую "доказательственную базу" на 26 апреля. Ну а вы знаете о том, что подозрение было уже готово 11 мая. Вот хватило 14 дней для того, чтобы это оформить прокуратуре и вынести как обвинение, как подозрение мне и моему коллеге.

Я считаю, что таким образом власть просто прикрывает свои провалы. Те провалы, которые мы слышим, знаем, ощущаем и понимаем каждый день. Это отсутствие мира, это рост коммунальных расходов, это уровень жизни в целом, уровень доходов. И приближение осени еще более остро зафиксирует все эти многочисленные проблемы в социальной и в экономической сфере.

В качестве цели власть выбрала меня и Тараса Козака. Это их выбор. Я считаю, что наши депутаты, все наши депутаты, и во фракции, и в партии, - это люди, которые пришли для того, чтобы отстаивать интересы избирателей. А то, что делает власть – ну, она откровенно, открыто, не прячась, написала в материалах подозрения, что Медведчук выступает против действующего курса и политики президента Зеленского. Я подтверждаю. Вот в этой части я категорически подтверждаю: да, я выступаю против курса президента Зеленского, который ведет Украину в никуда. Я выступаю против действий власти, возглавляемой Зеленским, который превратил из страны бедной при Порошенко в страну нищую, и с каждым днем мы все больше ощущаем эти социальные и экономические проблемы в нашей жизни и будем ощущать дальше.

Пока мы видим, что сторона обвинения не позволяет ознакомиться со всеми документами. Следствие это делает специально, но, по большому счету, я думаю, что больше не с чем и знакомиться. Потому что вот сегодня адвокаты говорили, что вчера мне предъявили список свидетелей, с кем я не могу общаться, якобы они уже допрошены как свидетели. Я в этом очень сомневаюсь, и сегодня по этому поводу говорили адвокаты, но я вам больше скажу: я никого из них не знаю. Свидетели это чего, скажите? Чего они свидетели? Я знаю одну фамилию, Эдуард Ставицкий, который был когда-то министром. Я с ним встречался в своей жизни один или два раза. Вот свидетели чего, если этих людей я не знаю? Свидетели какого обвинения? Свидетели по какому делу? Свидетели, которые что могут рассказать обо мне, о моем коллеге, народном депутате Тарасе Козаке или вообще пролить свет на обстоятельства, связанные с этим уголовным делом, которое не имеет никаких реальных, объективных доказательств и аргументов для того, чтобы вообще говорить о каком-либо обвинении?

Я думаю, что главная задача власти – это запугать. Запугать угрозой незаконного уголовного преследования и политическими репрессиями. Она это делает специально. И то, что сегодня расследуется уголовное дело, и то, что предъявлены необоснованные и незаконные обвинения, которые инкриминируются, и то, что я нахожусь сегодня в рамках меры пресечения под домашним арестом, – это все запугать меня, тем самым запугать партию и народных депутатов. Я вам хочу сказать, ни я, ни народные депутаты этого не испугались и не испугаются. Я, собственно, думаю, они сами могут это подтвердить, вот здесь присутствует половина фракции, которая сегодня в Киеве и пришла поддержать меня и поддержать авторитет нашей партии.

Обязательно все эти действия будут обжалованы. Мы будем обжаловать и подозрения, мы будем обращаться и по вопросу изменения меры пресечения. Никто не собирается останавливаться. Я сказал под этим зданием в прошлый раз, десять дней тому назад, что это очередной этап борьбы. Эта борьба продолжается, она будет продолжаться до торжества объективности и реального действия наших законов.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Просмотров: 37