В последнее время в тренде дискуссии о защите климата и полном переходе на зеленую энергетику ради замедления процесса глобального потепления. С 2015 года 186 стран подписали и ратифицировали Парижское соглашение о защите климата, предусматривающее постепенный отказ от выбросов углекислого газа в атмосферу. В планах 18 стран-членов ЕС – отказаться от использования угля. По всему миру экологические акции устраивают до 7 млн активистов.

Олицетворением данной тенденции стала семнадцатилетняя шведка Грета Тунберг с мягкой формой аутизма. Она обвинила и власти, и бизнес всех стран в безответственном отношении к проблеме глобального потепления и призвала немедленно прекратить выбросы углекислого газа в атмосферу с трибуны ООН и на форуме в Давосе.

Украина в январе сократила использование угля на четверть

"Зеленая волна" докатилась и до Украины. Отправленный в отставку вместе с Кабмином глава Министерства энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель, бывший работник финансируемого Евросоюзом аналитического центра "Офис эффективного регулирования", ранее предложил закрыть нерентабельные государственные шахты, найти горнякам другую работу, поскольку зимы стали мягче, а потребление угля в Украине снизилось.

Экс-министр предлагает переходить на возобновляемые источники энергии в целях защиты окружающей среды. Его ведомство предлагает увеличить долю возобновляемых источников в производстве энергии с 5% до 70% к 2050 года. Другой вопрос, насколько это реалистично и выгодно для Украины.

Реалии украинской энергетики

Украинский уголь действительно переживает непростые времена. Из 33 государственных шахт, которые находятся на подконтрольной территории Украины, рентабельными являются только 4 шахты, где себестоимость добычи одной тонны угля не превышает тысячу гривен. На остальных шахтах себестоимость составляет 4 тыс. грн. и выше – больше, чем рыночная стоимость черного золота. За последние 6 лет потребление угля сократилось с 35 до 21 млрд тонн в год. Не говоря о том, что Бурштынская ТЭС (Ивано-Франковская область) и Кураховская ТЭС (Донецкая область) входят в десятку лидеров по выбросу загрязняющих веществ в атмосферу. В 2016 году Украина заняла 6-е место в мире по количеству смертей от загрязнения воздуха (умерли 54,5 тыс. чел.).

Тем не менее, уголь остается сырьем для производства 29% энергии в Украине на теплоэлектростанциях (ТЭС) и теплоэлектроцентралях (ТЭЦ). Возобновляемые источники энергии – гидроэлектростанции, ветрогенераторы, солнечные батареи, биогазовые установки вырабатывают всего лишь 5% электричества и тепла и их значение символичное.

Зеленский поставил курировать угольную отрасль экс-менеджера Ахметова

За последние четыре года на складах накопилось около 2,5 млн тонн угля, не потому что на него нет спроса, а потому что не каждая марка угля подходит для разных ТЭС. Государственные шахты добывают газовый уголь (марка Г), но энергоблоки 6 из 14 украинских ТЭС работают только на антраците, месторождения которого остались на оккупированной Россией территории Луганской области. Ежегодно украинские ТЭС потребляют 9,2 млн тонн антрацита и 15,3 млн тонн газовых углей. В 2019 году Украина импортировала 19 млн тонн угля дефицитных марок из России, США и Казахстана.

Выход есть. С 2016 г. на газовый уголь были переведены три энергоблока госкомпании "Центрэнерго", два энергоблока Приднепровской ТЭС фирмы ДТЭК. Переход с антрацита на газовый уголь требует замены технологического оборудования, фильтров на энергоблоках. Эти работы на одном энергоблоке могут занять до полугода. Перевод двух энергоблоков Змиевской ТЭС на газовый уголь обошелся ориентировочно 175 млн грн. (6,5 млн. евро). К тому же газовый уголь выгоднее использовать для производства энергии, чем антрацит. По мнению гендиректора компании "ДТЭК Энерго" Дмитрия Сахарука, он лучше горит, больше производит тепла и от него меньше выбросов в атмосферу.

Сложности зеленой энергетики

Как показывает зарубежный опыт, развитие альтернативной энергетики требует колоссальных усилий и инвестиций. В Германии доля возобновляемых источников в производстве энергии составляет свыше 46%, а в Финляндии – 40%. Чтобы добиться такого результата, немцам понадобилось 30 лет упорной работы. За один только 2017 г. они вложили 26,3 млрд евро на развитие альтернативной энергетики. Доля угля в производстве электричества Германии составляет 21,5%, несмотря на планы властей отказаться от его использования к 2038 г.

Финское правительство рассчитывает увеличить долю возобновляемых источников энергии в производстве тепла и электричества только на 10% к 2030 г. В прошлом году Украина привлекла только 3,7 млрд долл. инвестиций на аналогичные расходы. К слову, содержание нерентабельных шахт обходится Украине в 3 млрд грн. (111 млн евро) в год.

Зеленая энергетика в Украине находится в зачаточном состоянии. В разных регионах страны функционируют порядка 12 тыс. крупных и малых солнечных электростанций, но их совокупная мощность (2400 МВт) не на много превосходит мощность Змиевской ТЭС (2200 МВт). В 2019 г. Украина вошла в пятерку европейских стран по массовости размещения ветроэлектростанций. Их совокупные мощности составляют ориентировочно 785 МВ, что меньше одного энергоблока теплоэлектростанции. Совокупная мощность установок, работающих на биогазе и зеленой массе, не превышает 88,5 МВт, малых гидроэлектростанций – 96 МВт.

Не все регионы Украины подходят для реализации проектов в сфере альтернативной энергетики. Три года назад экономист-международник Артем Панасюк прорабатывал возможность строительства установки по производству биогаза и электричества из канализационных стоков и кукурузного силоса на очистных сооружениях полумиллионного Мариуполя. Установка позволила бы производить 21 млн. кВт электроэнергии в год, но засушливый климат приазовских степей оказался неподходящим для реализации проекта. Ни один из местных аграриев не согласился вырастить 47 тыс. тонн кукурузного силоса для постоянной работы установки. Для этого нужен дорогостоящий капельный полив. По мнению фермера Игоря Стамбулы, для сбора урожая силоса в таких количествах нужны специальные комбайны, которых нет у местных сельхозпредприятий.

Зеленый пиар-ход

Рассуждая об отказе от угля, украинские власти берут пример с западных политиков, которые используют тему возобновляемых источников энергии и защиты климата для решения целей, не имеющих отношения к защите окружающей среды. Президент Франции Эммануэль Макрон предлагал своим гражданам сократить потребление бензина и дизельного топлива, пересесть за руль электромобилей и свести к нулю выбросы углекислого газа в атмосферу к 2050 г., планировал увеличить цены на топливо, чтобы приучить французов к экономии. Такой расклад выгоден французским производителям электромобилей и поставщикам топлива. Планы Макрона стали поводом для акций протеста "желтых жилетов". Кандидат в президенты США Берни Сандерс предлагает план декарбонизации американской экономики: полностью перейти на возобновляемые источники энергии, чтобы заручиться поддержкой экологических активистов, "прогрессивно" мыслящей молодежи, поклонников Греты Тунберг накануне президентских выборов в ноябре. В Евросоюзе это работает. Политические силы экологических активистов увеличили свое присутствие в Европарламенте на 22 места по итогам выборов в мае 2019 г.

В Украине появится госпредприятие для контроля за рынком угля

Вероятно, украинское правительство хочет сделать долгосрочный переход на использование возобновляемых источников энергии одним из якорных приоритетов своей деятельности, с помощью которого можно аргументировать уход от проблем, которые не удается решить. Не получается найти инвестора, заинтересованного приватизировать нерентабельные шахты. В компании ДТЭК отказались от предложения президента Владимира Зеленского выкупить государственные шахты и активы "Центрэнерго". Заняться ремонтом и заменой оборудования самостоятельно видимо не хватает ресурсов.

Риторика о развитии зеленой энергетики гармонично вписывается в современные приоритеты развития ЕС, который видит в этом один из способов сокращения от импорта природного газа. У многих граждан она ассоциируется с чем-то прогрессивным и инновационным. Однако без решения злободневных проблем сегодняшнего дня разговоры об отказе от угля кажутся оторванными от реальности, как и громкие заявления Греты Тунберг, которой министр финансов США Стив Мнучин порекомендовал изучить экономику прежде, чем делиться предложениями о защите климата.

Судьба шахтеров

Вызовом для команды Зеленского остается судьба 36 тыс. украинских шахтеров. Если государственные шахты закроют, то небольшие моногорода придут в упадок. Сфера услуг в шахтерских городах заточена на обслуживание шахтеров и предприятий добывающей промышленности. В лучшем случае, шахтеры пополнят ряды трудовых мигрантов и уедут на заработки в Россию и Европу.

В худшем – будут провоцировать социальную напряженность. В 1989-1990 гг. бастовали 43 тыс. горняков Донбасса на фоне ухудшения снабжения их городов, дефицита продуктов питания, недостаточного внимания советской власти к соблюдению техники безопасности на шахтах. С 1993 по 2015 гг. украинские шахтеры 6 раз устраивали крупные забастовки и акции протеста. Они перекрывали движение транспорта, устраивали пешие походы на Киев. В случае закрытия шахт реакция может быть еще жестче. Решение бывшего премьер-министра Великобритании Маргарет Тетчер закрыть 20 шахт и уволить 20 тыс. шахтеров привело к массовым беспорядкам в королевстве в 1984-85 гг. Погибли десять человек.

Неудивительно, почему президент США Дональд Трамп снял с повестки дня вопрос о закрытии шахт и поощряет создание новых рабочих мест в сфере добычи природного газа и нефти. Синие воротнички входят в число его избирателей. США не спешат отказываться от угля, доля которого в производстве энергии составляет 30% (доля возобновляемых источников – около 19%).

Зеленский поставил курировать угольную отрасль экс-менеджера Ахметова

Владимир Зеленский пытается найти выход из щекотливого положения. Распорядился выплатить горнякам долги по зарплатам (свыше миллиарда гривен). Решил посетить шахтерские города, чтобы воочию оценить перспективы их развития. В Германии в шахтерских городах создавались технопарки, учебные заведения, туристические зоны (лыжные спуски на терриконах, бассейны для аквалангистов-любителей в газгольдерах). С 2017 г. на деньги Еврокомиссии в румынском шахтерском регионе Жиулюй реализуется проект "Трансформация угольных регионов". Реализуются проекты зеленой энергетики на месте бывших шахт. Привлекаются иностранные инвестиции.

Однако Украина не является страной-членом Евросоюза и желающих вкладывать деньги в прифронтовую зону найдется немного. Украинские шахтерские города рискуют повторить судьбу города Гэри в штате Индиана – малой родины американского певца Майкла Джексона. К 70-м – 80-м годам там пришла в упадок металлургическая промышленность, увеличилось количество безработных и расцвела преступность. С 1960 по 2018 год население города сократилось с 178 до 75 тыс. чел. Многие здания заброшены.

Возможно, нам стоить найти свои варианты решения проблем с учетом украинских реалий, а не подстраиваться под глобальные тренды с перспективой на будущее, которое не определено.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: уголь энергетика добыча экология топливо климат Грета Тунберг
Просмотров: 6329