UBR.ua продолжает беседу с врачом-хирургом в Национальном институте хирургии и трансплантологии им. А.А.Шалимова НАМН Украины и бывшим заместителем министра здравоохранения в каденцию главы МОЗ Зоряны Скалецкой Михаилом Загрийчуком. В третьей части он рассказал о трансформации медицины после эпидемии коронавируса и объяснил, почему выгодно развивать трансплантологию в Украине.

В зарубежных СМИ можно встретить прогнозы, что пандемия COVID-19 помимо негативного аспекта имеет и позитивный – прежде всего для развития системы здравоохранения. А как у нас? Как пандемия повлияет на разные направления медицины? 

Действительно, любой кризис, в том числе пандемия, имеет две стороны. Если мы говорим об инфекционных болезнях, об эпидемиологии, то с точки зрения развития системы здравоохранения пандемия несет не только негатив, но и позитив. Вы же понимаете, государство обратилось лицом к медикам впервые за 28 лет! И если ранее в реанимации на 6 коек был один аппарат ИВЛ, а сейчас их будет 2-3, то, конечно, это прогресс.  

Пандемия идет к пику. Больницы готовятся принять 10 тыс. больных с тяжелой пневмонией

Для того, чтобы оказывать высококачественную современную реанимационную помощь пациентам с пневмонией, к которой приводит коронавирус, нужны газоанализаторы, которыми обеспечены – только вдумайтесь – не более 2% реанимаций нашей страны. Я не знаю, есть ли такая цифра в каком-то европейском государстве. Нужны и другие виды оборудования. Поэтому пандемия, как бы это ни звучало, содействует развитию системы здравоохранения. 

Но из-за пандемии сейчас закрыты границы. Не похоронит ли это медицинский туризм как явление?

Есть въездной и выездной медицинский туризм. Въездной – это когда к нам приезжали иностранцы. На стоматологию, которая очень дорогая з границей, на плановую хирургию в хорошей клинике, потому что прооперировать ту же холецистэктомию (удаление желчного пузыря) или плановую грыжу в Украине стоит дешевле, чем в Германии и Англии. Этот туризм не пострадает: да, сейчас границы закрыты, но есть отложенный спрос, потом все это вернется.

В Киеве поймали врача-трансплантолога на взятке в $20 тыс.

Если говорить о выездном туризме, то среди обеспеченных людей было популярно ездить за границу на лечение. Этот туризм тоже никак не пострадает: ну, сделают позже. Однако есть очень уязвимая категория населения, которая действительно пострадает от закрытия границ. Это граждане, которым нужна та помощь, которой физически в Украине нет. Я говорю о трансплантации.

Насколько критично для таких пациентов закрытие границ?

Каждый год мы отправляли 300-400 наших граждан за границу – на трансплантацию сердца, печени, легких. Для таких пациентов это единственный шанс выжить, речь не о лечении, а спасении. Доживут ли они, пока мы сможем их снова отправить за границу, есть небезосновательные сомнения. И сделать ничего нельзя, потому что границы перекрыты, а в Украине такого лечения нет.

Чума XXI века. Как пережить коронавирус – пошаговая инструкция

С другой стороны, это дает толчок к развитию трансплантологии в Украине. На программу лечения наших граждан за границей выделено 1,2 млрд грн. Украинцы вынуждены делать операции по трансплантации за границей. Например, трансплантация почки в Беларуси обходится в $65-70 тыс. бюджетных средств, а у в Украине это стоило бы существенно дешевле, меньше 19 тис долларов США.

Но ведь с 1 января у нас вступил в силу закон о трансплантации. Разве он не разрешает делать такие операции в Украине?

Мы должны еще построить систему трансплантации. Закон вступил в силу, нормативно-правовая база по трансплантации позволяет выполнять такой вид медицинского лечения. Но нужно сделать массу шагов, чтобы закон заработал.

Что закон предусматривает?

В органной трансплантации есть родственная трансплантация от живого донора и посмертное донорство, и последнего у нас нет. Суть закона в следующем. В каждом заведении случается пациент, которого, несмотря на все усилия, спасти невозможно. Такие пациенты во всем мире являются донорами, если у них уже диагностирована смерть мозга. Но для этого нужно оборудование в реанимациях, которое есть далеко не везде.

В каждой больнице должен быть трансплант-координатор, которых сейчас тоже нет. Их надо активно готовить. И в случае, если есть пациент, который может быть донором, так как его мозг погиб, то, согласно закону, мы должны обратиться к его близким родственникам и спросить разрешения на донорство. Вы представляете, насколько это трудный вопрос на человеческом уровне.

Кабмин утвердил тарифы на пересадку органов в Украине

Родные не хотят давать разрешения?

Родственники до конца надеются, что их близкий человек все-таки выздоровеет. А тут ты приходишь и говоришь: к сожалению, спасения нет, не возражаете ли вы против донорства? Конечно, не хотят. Нам необходимо готовить базу прижизненных согласий на донорство.

Как это работает в других странах?

Когда человек получает права или паспорт, ему государство предлагает подписать прижизненное согласие на донорство, где указано, что в случае его смерти он не против, чтобы его органы стали донорами. Это согласие вносится в единую государственную систему трансплантации. В этом случае после смерти не нужно будет согласия родственников. У нас такая система называется ЕДИС, сейчас активно разрабатывается и до 1 января должна заработать.

Трансплант-координатор входит в систему и видит, что этот человек, чей мозг уже умер, но органы еще рабочие, при жизни давал согласие на донорство, и он просто уведомляет родственников, что есть такой диагноз "смерть мозга", есть согласие умершего, начинаем трансплантацию.

Медреформа 2.0. Денег на зарплаты медикам хватит только до осени

А какой смысл человеку давать согласие на трансплантацию?

Государство гарантирует, что в случае, если ему лично потребуется трансплантация органа, то он получит такой вид медицинской помощи. Но чтобы государство могло давать гарантии, такую систему нужно построить. И про это должен знать каждый врач в каждой районной больнице. В каждой реанимации за год бывают 2-3 пациента, которые могли бы стать донорами. Один пациент может спасти от 4 до 5 жизней.

Но готовы ли к этому наши люди?

Тут есть три пласта проблемы. Первое – это юридическая проблема. И новая редакция закона значительно облегчила выполнение трансплантации, декриминализировала деятельность врачей. Вторая проблема – медицинская. Мы должны научить врачей, трансплант-координаторов, обеспечить реанимации оборудованием.  И третье – это общественное принятие.   

Например, в большинстве стран с сильным влиянием католической церкви добровольное донорство увеличилось в разы после того, как в 2000 г. Папа Павел II посетил международный конгресс общества трансплантации и заявил, что трансплантология органов - это большой шаг в деле служения науки на благо человечества и бескорыстная передача донорских органов является жестом истинной любви.

Коронавирус способен погубить 65 млн человек и спровоцировать глобальный кризис

Мы должны доносить до каждого члена общества мысль: в случае, если ты погибнешь, то можешь спасти 4-5 жизней. Это очень благородная миссия.

С одной стороны, до 3,5 тыс. наших граждан ежегодно гибнут на дорогах, согласно статистике. С другой, - около 10 тыс. пациентов трудоспособного возраста нуждаются в трансплантации органов в терминальной, конечной, стадии тех или иных заболеваний. Какое-то время они могут пребывать на поддерживающей терапии, но, не получив трансплантации, гибнут.

А сколько людей гибнет от инфарктов, от инсультов, разрыва аневризма мозговых артерий! В мире посмертное донорство – нормальная практика. Раньше говорили, что развитие трансплантологии может подождать, что это несвоевременно. Как показал коронавирус, это очень своевременно.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: трансплантация трансплантологи трансплантология закон о трансплантации трансплантация органов пересадка органов медреформа коронавирус пандемия
Просмотров: 3037