Украинский рынок облачных технологий показал в 2019 году феноменальный рост. Однако, считает генеральный директор De Novo Максим Агеев, эта индустрия в нашей стране недооценена.

В то время как развитые страны вовсю внедряют стратегию Cloud First, набирая все большие темпы развития, Украина буксует из-за несовершенства нормативной базы. Об этом и о других тенденциях и перспективах "облачного" рынка Максим Агеев рассказал в интервью UBR.ua.

– Объясните, что такое Cloud First и зачем это нужно?

Cloud First – стратегическая инициатива по переходу на облачные модели потребления сервисов различными странами. Это государственная программа, принимаемая правительствами стран или надгосударственными структурами, как в случае с Евросоюзом. Она говорит о трансформации IT-ландшафта не только госсектора, а вообще всей страны.

Придумали Cloud First англосаксы около 10 лет назад. Первые документы практически одновременно появились в США и Великобритании. На год позже похожую стратегическую программу подготовил и ЕС.

Управа на силовиков. Рада сделает третью попытку прекратить "маски-шоу" в IT-отрасли

Почему мы сегодня говорим об этом? В этом отношении Украина отстает страшно… В IT-мире десять лет – это некий геологический период, как между динозаврами и мамонтами. То, о чем рынок говорит с чиновниками – под давлением, в частности, нашей компании и других заинтересованных лиц – уже давно состоялось в развитых странах.

США еще в сентябре 2018 года перешли на новый виток. Там правительство заявило, что с Cloud First было допущено очень много ошибок. И они приняли обновленную программу под названием Cloud Smart с учетом предыдущих погрешностей и семилетнего опыта.

– Какой это принесло экономический эффект?

Мы в большей степени занимаемся изучением британских и европейских кейсов по Cloud First. По той простой причине, что они к нам ближе и эти разработки легче привязать к украинской действительности.

США настолько далеко ушли в своем развитии от Украины, что изучение их примера может носить больше академический характер, чем практический. Ну и у нас, конечно же, нет таких компаний, как Microsoft или Google – единственная страна, у которой есть такие "національні виробники".

У Великобритании за пять лет реализации стратегии Cloud First общая экономия затрат на IT в государственном секторе составила 3,6 млрд фунтов стерлингов. Это гигантские деньги. Причем начальный прогноз правительства был слабее, его выполнили быстрее намеченного. В Евросоюзе экономический эффект в разы больше.

Еще хороший пример. В 2011 году появились оценки, что компании США за счет применения облачных технологий могут сэкономить около $12 млрд только на электроэнергии. А ведь есть еще вопрос вредных выбросов в атмосферу…

Недавно была опубликована информация о ситуации в Амстердаме – крупнейшей точке присутствия всех дата-центров в Европе, где строить еще, расширять мощности больше нельзя. Причина – не хватает электроэнергии, исчерпали все, "ложкой скребут по дну".

Дело не только в том, чтобы экономить деньги налогоплательщиков, хотя это тоже очень важно. Речь идет о развитии экономики. В ЕС подсчитали, что за счет применения стратегии Cloud First можно создать несколько миллионов новых рабочих мест. Изменятся модели зарабатывания денег, что повлияет на рост ВВП.

Вы представляете ВВП Евросоюза? Когда речь идет о процентах, то подразумеваются гигантские суммы.

Благодаря облачным технологиям можно свободно организовать удаленные рабочие места. Не надо ездить в офис. Это означает, что облачные технологии позволяют разгрузить перенаселенные мегаполисы, распределив более плавно нагрузку. Не всем же "влезть" в Лондон или Париж. Чиновник может работать со своим виртуальным рабочим столом откуда угодно и круглосуточно.

Возникает масса частных компаний, которые разрабатывают облачные сервисы. На Cloud Store, британском специализированном госпортале, можно без тендера покупать услуги. На любой период, на день, на месяц. Счет поставщиков таких сервисов идет на тысячи.

Облачные технологии – сколько миллиардов Украина может сэкономить - фото 2

Дата-центр De Novo. Фото: Александр Проценко, UBR.ua

– Как бы Вы охарактеризовали положение дел с облачными технологиями в Украине и почему… так плохо?

В Украине облачные сервисы развиваются сами по себе и это хорошо! Вообще, все хорошее возникло в Украине без всякого участия государства. Все основные индустрии, какие-то новации возникли благодаря проникновении идей из англосаксонского мира в наш. Благодаря адаптации этих идей возникли новые секторы экономики, новые бизнесы, новые профессии.

В развитии облачного рынка государство вообще не участвовало. Он не очень большой, рос органически – ровно такой, какой нужен такой бедной стране, как Украина.

Года четыре назад, после Революции Достоинства появились новые менеджеры, молодые ребята, не такие чугуноголовые, как предыдущая наша чиновничья каста.

Я считаю, что уникальность Украины в том, что облако начало проникать в государственный сектор само по себе. Начало прорастать, как трава через асфальт. Несмотря на все запреты, на все барьеры. Если что-то хорошо – то оно хорошо, и находятся люди даже в госсекторе, которые начинают этим пользоваться.

IT-специалисты раскрыли зарплаты: составлен рейтинг

Сегодня официально государство не признает понятие "облаков". Есть заявление о привлекательности облаков на уровне нового вице-премьера (Михаила Федорова – ред.). Но нет ни одного документа, утверждающего – Украина согласна с тем, что "облако" лучше, чем старые модели потребления IT-услуг. Надеемся, в этом году появится, если парламент проголосует за новый законопроект №2655.

В облаках размечаются крупнейшие онлайн-сервисы Украины, Prozorro, E-Health, сейчас на слуху проект "Дія". Не говоря уже об использовании облачных сервисов различными государственными предприятиями, муниципальными структурами. Многие IT-системы Киевгосгорадминистрации используют облачные платформы, где развиваются проекты типа Smart City и так далее.

То есть это – новые полезные технологии – проникает само по себе. Хорошо ли это? Да, хорошо. Имеет ли Украина позицию по этому вопросу? Нет, не имеет.

Такое ощущение, что мы последняя страна в Европе, которая вообще не имеет никакого официального мнения по поводу облаков

Облачные технологии – сколько миллиардов Украина может сэкономить - фото 3

Максим Агеев. Фото: Александр Проценко, UBR.ua

– Что Украине нужно сделать в этом направлении и что это даст?

Мы в прошлом году подготовили высокоуровневую концепцию и представили ее вице-премьер-министру Михаилу Федорову. Там говорилось о том, что если Украина не по самому агрессивному, а по достаточно спокойному сценарию начнет применять стратегию Cloud First – модель приоритетного использования облачных сервисов, а не закупки оборудования – начиная с 2020 года, то на всю каденцию нынешних президента и парламента можно сэкономить порядка 40 млрд грн.

Может быть и больше, но за 40 млрд грн я готов побороться, поспорить с кем угодно, обосновать эту цифру. Концепцию мы представили, получили хороший отзыв. Ну и, собственно, все, на этом история закончилась…

Даже в нашей стране речь может идти об огромных деньгах. Каждый год госсектор тратит на информационные технологии порядка 16 млрд грн. Если спросить, на что тратятся деньги, то бизнес вряд ли сможет ответить, что стало что-то ощутимо лучше в работе правительства. Проходят какие-то непонятные тендеры, закупки терриконов оборудования. Но Украина почему-то не превращается в цифровое государство.

– Насколько вырос рынок Украины в 2019-ом и какие прогнозы на этот год?

Окончательных цифр по прошлому году еще нет. По предварительным оценкам, локальный IT-рынок Украины – порядка $3 млрд. Огромную часть из этого составляет потребительский сегмент, покупка различных гаджетов и прочее. Оффшорное программирование, по некоторым прикидкам, около $3,5-4 млрд.

Объем затрат на "облака" инфраструктурного слоя в Украине в прошлом году мы оцениваем в $33 млн. Порядка $15-16 млн можно приплюсовать на аренду программного обеспечения, Software as a Service (SaaS). Приблизительно $50 млн было потрачено в Украине в целом на облачные сервисы в 2019 году. Из этой суммы на госсектор приходится менее $2 млн.

Много это? Мало, особенно на фоне тех огромных сумм, которые правительство тратит на IT ежегодно.

Но при этом стоит отметить, что динамика роста облачного рынка наиболее высокая из всех известных мне сегментов. В прошлом году она составила чуть менее 50%. Вероятно, когда будут подведены все итоги года, то показатель будет в пределах 43-45%. Ни один другой сегмент не демонстрирует такой динамики. И наш прогноз на этот год – примерно такой же рост.

Идеи по трансформации бизнеса и государств проникают, несмотря ни на что, в наши умы. Но если изучить пример и опыт других стран, то там видна четко видна позиция государства по данному вопросу. Что категорически нельзя, а что – можно и полный вперед. Это очень сильно влияет на динамику рынка.

Та неопределенность, которая "зависла" в Украине, очень сдерживает эту индустрию. Когда и если украинское государство определится с Cloud First, то этот сегмент ждет просто взрывной рост. Речь будет идти о десятикратном росте в перспективе нескольких лет. Но для этого нужны какие-то дополнительные стимулы развития.

Облачные технологии – сколько миллиардов Украина может сэкономить - фото 4

Дата-центр De Novo. Фото: Александр Проценко, UBR.ua

– Какие, например?

Если говорить о государстве, то это Cloud First. Из тех 16 млрд грн ежегодно, из которых около 80% идет на "железо", можно было бы превратить в 3-4 млрд грн затрат на облачные сервисы.

Во-первых, мы бы сэкономили огромные деньги налогоплательщиков. Во-вторых, привлекли бы частные инвестиции. Именно частные инвесторы должны вкладывать деньги в облачные сервисы. Это создаст новые рабочие места. Никогда государственные IT-службы не угонятся за частным рынком труда, это невозможно.

Качество подготовки, уровень зарплат, мотивация в частном секторе всегда будет выше. В общем, каждый должен заниматься своей работой.

Есть еще один очень важный вопрос – отношение государства к данным. На сегодня никакой официальной позиции нет. Граждане боятся родного государства, которое за время своего существования умудрилось не раз перепугать их до икоты. Поэтому многие размещают свои данные за рубежом, в Франкфурте-на-Майне, Амстердаме, в Польше.

Если создать хоть какие-то благотворные условия для того, чтобы эти данные и деньги перетекали обратно в Украину, то это еще один огромный стимул для развития внутреннего рынка. И создания новых рабочих мест.

Досадно жить в отстающей стране. Есть понятие "цифрового разрыва" – "трещина" между отстающими странами и передовыми увеличивается. И нам уже не "перепрыгнуть" к развитым государствам. Таков приговор аналитиков.

Изучая опыт других стран, уж никак не менее забюрократизированных – в ЕС бюрократии никак не меньше – я не думаю, что все дело в нормативной базе. Самая большая проблема не с законами, а с их выполнением.

Облачные технологии – сколько миллиардов Украина может сэкономить - фото 5

Максим Агеев. Фото: Александр Проценко, UBR.ua

– Как Вы оцениваете работу Министерства цифровой трансформации?

Читая американские, европейские и британские документы, ты понимаешь, что люди начали с того, с чего начинается любой бизнес – со стратегии. Ты формулируешь цели и примерные сценарии их достижения. Описываешь основные реперные точки и риски, лежащие на этом пути. Пытаешься их обойти, прокладываешь маршрут, как проводник в горах. Вот чем должно заниматься министерство.

Оно должно создавать правила на рынке, стимулы для развития индустрии. Приложение "Дія" – да, не спорю, хорошая штука. Но это не дело Министерства (цифровой трансформации – ред.).

Ему нужно создавать стимулы, условия и цели. Чтобы частные компании приходили и создавали нужные сервисы. И говорить: "Ребята, тем, кто достигнет вот этого, я такую морковку повешу, что будете бежать к ней день и ночь".

Я упоминал о 16 млрд грн на IT, которые проходят Prozorro. Наверное, столько же проходит и мимо Prozorro. Никто не знает, сколько, но есть разные оценки, в пределах 10-16 млрд грн.

Это закупки, а ведь есть еще операционные затраты. Сколько государство тратит на персонал, на зарплаты, на аренду помещений, отопление, электроэнергию, техобслуживание, на ксероксы, бумагу и т.д. Это гигантские деньги, о которых вообще никто не знает.

Мы подсчитали, что за все время существования независимой Украины госсектор потратил на IT не менее $25 млрд.

Если вы меня спросите, что можно купить за $25 млрд? Все, даже компанию Apple в свое время можно было бы купить. Когда сопоставить объем затрат и результат, то это гора порождает даже не мышь, а какую-то блоху.

Дыра в бюджете. Из-за мобильного приложения "Дія" казна недополучит миллионы гривен

Единственное, что я внятно услышал от нынешнего правительства насчет развития IT-индустрии, это желание разобраться с налогообложением ФОП.

Почему наши разработчики работают только на Запад? У нас почти нет внутреннего рынка потребления. А большинство IT-сервисов разрабатывается силами госпредприятий.

– Что и почему нужно сделать, чтобы изменить такое положение дел?

Для этого нужно создавать стимулы. Есть широко известный пример Эстонии. У них нету бесплатных сервисов. А у нас до сих пор "совковый" патернализм, мол, пусть все будет бесплатно. Но в жизни вообще ничего не бывает бесплатного, никогда. Себестоимость есть всегда, нужно только правильно ее искать.

Так вот, Эстония предложила частным операторам выйти на рынок услуг, допустим, справка стоит сколько-там центов. Правительство сказало им, что половину дохода забираете вы, а другую половину – в госказну. И выстроилась очередь из разработчиков, которые стали операторами различных сервисов. Какой из этого вывод? Никогда никакая группа даже самых талантливых и гениальных разработчиков не сравнится с десятками тысяч частных предпринимателей.

– Как Вы оцениваете деятельность правительства?

Нынешнее правительство Украины мне больше нравится, чем не нравится. Но сама система не позволяет ничего делать.

Я впервые попал в рабочую группу, которая, собственно, готовила законопроект №2655. И впервые наблюдал изнутри, как работает государственная машина.

Приходят некие парни из бизнеса и говорят: "А давайте все поменяем. У британцев, американцев, немцев все получилось! Давайте переведем законы через Google Translate – и все!"

Но тут приходят юристы и говорят: "Не відповідає чинному законодавству". Спрашивается, почему? Потому что у нас другая практика правоприменения. А что же нужно сделать, чтобы отвечало? Нужно поменять всю кучу законов.

У меня сложилось впечатления, не говорю, что оно правильное – то, что наше общество наворотило за 29 лет Независимости, не позволяет нам двигаться вперед. Все, что бы ты не предложил, ответ: "Не відповідає чинному законодавству!"

Мне юристы говорят: "Вы знаете, что мы социальное государство? У нас нельзя увольнять людей". Я удивляюсь, почему это в Калифорнии можно, а у нас нельзя? "Зачистить" это законодательное поле эволюционно, мне кажется, нельзя. Мы будем сидеть на месте, мучиться еще непонятно сколько.

При этом и США, и Великобритания никаких особых законов о применении облачных сервисов принимали. В ЕС стратегию приняла Еврокомиссия.

Далее алгоритм следующий. Публикуются документы, формируются рабочие группы, выделяются бюджеты, определяются KPI, контрольные точки и – вперед. Никакой парламент годами это не "жует". Почему мы мучаемся? Не понимаю. Взрослые же люди, знания, деньги – все есть!

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: финансирование максим агеев ввп облачные технологии сервисы зарплаты бюрократия бизнес приложения
Просмотров: 3403